Летописец Странников
Стань таким, каким ты не был - и останься тем, кем был. (с)
Наконец собралась привести это в порядок и выложить...

Оригинал
Автор: Wolfy (если я с этими ЖЖ ничего не напутала)
Переводчик: Серый Брат ( graybrother )
Переводческая бета: Мирилас (собственно, моя заслуга только в расставлении забытых запятых и поправке некоторых фраз, чтобы они звучали более по-русски; так что если вдруг какая неточность в переводе, кидайтесь тапками в меня).
Разрешение на перевод: получено.

Final Fantasy VII: Before Crisis, Sears x Elfe, Gamma set
Fandom: Final Fantasy VII: Before Crisis
Pairing: Sears x Elfe
Theme set: Gamma
Rating: PG

Примечания автора: Текст содержит спойлеры для почти всей игры «Before Crisis», которая была переведена на английский так давно, но я думаю, что любой, кто читает фики про Ширса и Эльфи, и так уже обо всем этом знает. И я не представляла себе, насколько значим выбор имени Veld/Verdot, пока сама не начала писать. Я пыталась взять за правило называть его Verdot, поскольку это официальный перевод. Но это звучит так жестко и формально… Поэтому я изменила это имя обратно, потому что остальные в фэндоме Before Crisis все равно называют его Veld. То же самое с выбором Sears/Shears. Я не знаю, как будет правильно, но имя Sears мне нравится больше.

Благодарности:
Мурмурки всем кто помогал мне продираться сквозь трудные места, особенно № 10.

(Примечание переводчика: в русском переводе проблемы с выбором имени нивелировались: я везде использовал привычные мне имена Верудо и Ширс).

(34 – организационное) Ширс скучает по тем дням, когда они не еще не были организованной повстанческой армией с солдатами, артиллерией и военными советами, а были только он, Эльфи и Фухито, начинающие бойцы за свободу против большой плохой «Шин-Ры».

(36 – смех) Временами он хотел бы, чтобы планы «Лавины» никогда не приблизились к осуществлению, потому что тогда Эльфи снова была бы способна смеяться.

(14 – музыка) Однажды, когда у них еще не было постоянного информатора, Эльфи и Ширс проникли на Плиту к одному из тамошних шикарных клубов, чтобы собрать хоть какую-нибудь разведывательную информацию, и лицо Эльфи светлело каждый раз, как она слышала звуки музыки, доносящиеся изнутри.

(29 – танец) «Я… помню эту песню!» - выдохнула она, потянув его за собой в открытую дверь – «когда-то раньше… потанцуешь со мной?», - и он обязан был ей сказать, что она видит не его, Ширса, а другого человека, которого не может ясно вспомнить.

(40 - шепот) Но он лишь прошептал: «С радостью», - потому что вряд ли она смогла бы услышать его слова в шуме клуба, а кроме того, она выглядела такой прекрасной и невинной, настигнутая воспоминаниями, что он не мог разрушить ее иллюзию о давно прошедших и забытых днях.

(38 – навеки) Подобно ребенку, он считал, что «Шин-Ра» - это то, что пребудет навеки, и он бросил бороться, до тех пор пока спустя годы рядом с ним не оказалась Эльфи, и впереди не замаячил новый режим.

(47 – замок) После того как «Шин-Ра» убила его родителей, он полагал, что запер свое сердце на замок и выкинул ключ, как в старом клише – но он никогда так сильно не ошибался.

(06 – ураган) Когда Ширс встретил ее, Эльфи сокрушила его подобно урагану, прежде чем он даже увидел, как она обнажила свой меч; и хотя она ранила только его гордость, он знал с этого момента, что эта девушка – особенная.

(22 – наем) Когда она предложила ему присоединиться к ее делу, к «Лавине», сперва он подумал, что он будет просто наемником, которого нанимают сражаться, когда нуждаются в нем, и отпускают восвояси, когда нужда отпадает.

(20 – талант) Но у Эльфи был талант убеждения; она могла убедить любого согласиться с ней, и Ширс не был исключением.

(16 – гравитация) Эльфи обладала гравитацией, притягивающей человека к ней, либо оставляющей его вращаться на отдаленной орбите, и Ширс был притянут как магнитом.

(05 - побег) Эльфи сказала ему, что, будучи бандитом, он просто убегал и прятался от того, что по-настоящему неправильно в этом мире.

(02 – герой) Хотя Фухито предоставил статистику чтобы оправдать их дело, героем Ширса стала Эльфи; это ее вера в свое дело сделала его бойцом.

(24 – сила) У него была сила в кулаках, но в те ранние дни главной была сила сердца Эльфи, которая приносила им победу в их битвах, или, по крайней мере, он верил, что принесет.

(09 – красное) Однажды он видел ее раненой, когда случайная пуля пролетела сквозь ее защиту – это был первый из ее приступов дурноты, первый признак, что что-то идет не так – и это напугало его так, что он почувствовал, как остановилось его сердце, когда он увидел, что красное хлестнуло и растеклось по ее рукаву, и он не мог заставить себя заснуть, пока Фухито не уверил его, что с ней будет все в порядке.

(23 – огонь) Временами она просыпалась ночами задыхаясь, в холодном поту, бормоча что-то про огонь, но всякий раз, когда он позднее спрашивал ее об этом, она только смотрела на него растерянно, ничего не помня.

(28 – забытое) Вскоре он узнал множество вещей, забытых Эльфи – о ее детстве, доме, семье – и он чувствовал себя виноватым перед ней, потому что, хотя прошлая жизнь у них обоих давно превратилась в прах и уже никогда не вернется, но он хотя бы ее помнил, для Эльфи ее будто бы не существовало.

(11 – полночь) Поздно ночью, когда никто из них не мог заснуть, а Фухито где-то пропадал, занятый очередным экспериментом, Ширс иногда отыскивал Эльфи на крыше их базы; они тихо ложились рядом и вместе смотрели, как восходит луна.

(42 – разговор) И они разговаривали друг с другом, под покрывалом из звезд (когда они могли видеть звезды), не как королева со своим вассалом, но по-настоящему, обо всем что придет в голову: о созвездиях, которые они видели, о том дне, когда они встретились, о жизни Ширса до «Лавины» и о том, сколько будет таких же прекрасных ночей, когда однажды «Шин-Ра» прекратит свое существование.

(24 – тишина) Однажды – и только однажды – когда их диалог затих, сменившись тишиной, и Ширс получил шанс посмотреть на женщину рядом с ним, на ее лицо, омытое лунным светом, и она повернула свою голову в тот же самый момент, наклонившись ближе…

(19 – свеча) Это сложно было назвать поцелуем, просто целомудренное прикосновение сухих, потрескавшихся губ, но ничто из того, что Ширс пережил прежде, в подметки не годилось этому.

(26 – лед) Ширс никогда не понимал, почему они должны базироваться в Айсикле, потому что он не был приспособлен к холоду – такое больше подходило людям подобным Фухито – но присутствие Эльфи рядом помогало, по крайней мере, делать вид, что ему теплее.

(10 – питье) Ширс откупорил снадобье для своего лидера. «Не беспокойся обо мне», - настаивала она – но ее руки дрожали, так что он помог ей держать кружку, чтобы она смогла пить, и постоянно думал – почему никакая из лечебных процедур Фухито не принесла Эльфи никакого облегчения?

(50 – дыхание) «Просто дыши», прошептал он ей, прижимая ее к себе и чувствуя, как ей тяжело и как ее тело сотрясается от дрожи, сражаясь с неизбежным.

(34 – лихорадка) Эльфи смотрела сквозь него, глаза лихорадочно блестели, она вцепилась в него мертвой хваткой, а он все повторял, что ей надо беспокоиться только о дыхании и оставаться спокойной, потому что он здесь и позаботится обо всем остальном.

(30 – тело) Его тело было сильным, но временами дух его колебался, а Эльфи горела страстью, в то время как ее тело разрушало себя, но именно поэтому они были так нужны друг другу.

(08 – холодный) Ширс знал, что новобранцы «Лавины» смотрят на него как на холодного, закаленного в боях воина, а Фухито считает его дебилом – в этом виноват его трущобный диалект – но это была только роль, которую он играл годами, и только Эльфи могла теперь видеть его настоящего.

(25 – маска) Но у Эльфи тоже были маски, которые она носила для всех остальных: бесстрашный лидер, вдохновитель, не знающий устали дипломат, человек, непоколебимо верящий в свое дело.

(39 – непереносимое) Он задумывался, не было ли когда-нибудь бремя лидерства невыносимым; женщина в мужском мире, не хотелось ли ей когда-нибудь остановить эти сплачивающие крики и снова стать маленькой девочкой, но тут он вспомнил, что у нее нет воспоминаний о детстве, чтобы скучать о нем.

(15 – шелк) Ширс ограбил множество симпатичных девушек с Плиты, так что он знал все о шелках и драгоценностях, которыми они любят украшать себя, но, даже хотя Эльфи никогда в жизни не наденет такие легкомысленные наряды, он все равно найдет в ней больше истинной красоты, чем в любой из виденных им мидгардских красоток.

(48 – неизвестное) Временами Ширс задумывался, что было бы с Эльфи, если бы она вспомнила свое прошлое, но обычно он быстро прекращал это занятие, потому что тут слишком много неизвестных, да и в любом случае это были слишком глубокие материи, чтобы беспокоиться об этом.

(16 – прикрытие) «Я прикрою», всегда заверял ее Ширс, вскакивая на ее защиту, потому что если его не будет рядом, то кто тогда будет?

(37 – ложь) Когда Ширс обнаружил, что у Фухито извращенное определение спасения Планеты, сначала он был в ярости от собственной наивности, но он знал, что Фухито проклял себя собственной ложью: никто не нанесет вреда Эльфи и не останется после этого живым.

(33 – мир) Пережив всеобщее предательство и побывав на краю гибели в Мако-реакторе, Ширс понял наконец, что мир нельзя определять терминами «мы против них».

(45 – затмить) Примерно в то же время он также понял, что его преданность самой Эльфи полностью затмила его преданность «Лавине» и ее идеалам, потому что Планету не стоит спасать, если в процессе этого погибнет Эльфи.

(32 – прощания) После того, как все произошло, он гадал, что Фухито сказал Эльфи про его исчезновение – погиб, выполняя свой долг или пропал не сказав ни слова? – но это не имело значения, потому что скоро он вернется, спасет Эльфи, и тогда снова не будет нужды в прощаниях.

(03 – память) Если бы у него была склонность к поэзии, Ширс счел бы поэтичным или по крайней мере парадоксальным, что тот, кто спас его, отец Эльфи, был Турком, отдавшим будущее Эльфи в руки Шин-Ра, всех людей, а заодно и призраком в ее памяти.

(07- крылья) Фухито относится к тем людям, кто пришпиливает булавками крылья бабочкам и расплющивает их между стеклами, чтобы рассмотреть под микроскопом. Ширсу остается надеяться, что он и Верудо спасут Эльфи прежде, чем Фухито учинит нечто подобное с ней.

(17 – обещание) Ширс поклялся в верности Эльфи, когда он присоединился к «Лавине», и никакие мелочи вроде психа, с маниакальным упорством добивающегося разрушения мира, не заставят его отступить от этого обещания.

(01 – кольцо) «Хорошо бы тебе подарить ей обручальное кольцо, когда все это закончится» - сказал ему Верудо, потому что если уж ему придется кому-то отдать свою дочь после того, как они воссоединятся, то лучше иметь дело с этим парнем с большим сердцем. Ширс рассмеялся: отец есть отец, и не имеет значения, что сделала судьба, чтобы разлучить его с дочерью.

(04 – коробка) Однажды, когда они были в бегах, Верудо куда-то пропал, сказав, что он пошел добывать какие-то личные вещи из своей старой квартиры, но когда он вернулся, с собой у него была только старая потрепанная коробка из-под обуви. Ширсу оставалось только сгорать от любопытства.

(12 – искушение) Несколько дней он противостоял искушению заглянуть туда одним глазком, но в конце концов, когда Верудо не было рядом, снял-таки крышку… и был потрясен увиденным.

(31 – священное) Внутри лежали измятые страницы азбуки, рисунок цветными карандашами с надписью «Я люблю тебя, папа» старательным детским почерком, аккуратно сложенный и заглаженный так, будто его носили в бумажнике долгие годы, и под всем этим стопка фотографий: пожелтевший свадебный портрет молодого человека – неужели Верудо? – и прекрасной юной девушки, затем младенец в розовых ползунках, маленькая девочка, делающая свои первые шаги, катающаяся на своем первом трехколесном велосипеде, держащая свой первый школьный портфель, аккуратно помеченные: «Фелиция Дж. Дрэгун, 7 фунтов 8 унций», «Первый день рождении Фелиции», «Фелиции пять лет», «Фелиция идет в первый класс» - священные сокровища, которые хранит отец о своей единственной дочери, и Ширс ничем не мог ему помочь, только гадать, что же произошло с ними.

(41 – ожидание) «Это будет работать?» - выспрашивал он, ходя кругами вокруг Верудо, уткнувшегося носом в какой-то пыльный трактат о Материи, но все, что старик мог сказать ему с уверенностью, было: «Здесь нет ничего, надо только ждать и смотреть».

(43 – поиск) Их поиски стоили им так дорого, что Верудо был готов вернуться к теоретическим изысканиям: он наделал прежде слишком много ошибок, чтобы полагаться на шансы – но Ширс подумал, что может быть именно это и надо сделать, чтобы достигнуть цели; в конце концов, Эльфи умела учить людей верить в шансы.

(47 – шоссе) Ширс видел шоссе, протянувшееся перед ним, непрерывный поток асфальта, и он знал, что если ему понадобится пройти по нему до конца чтобы найти способ спасти Эльфи, он сделает это, ни разу не оглянувшись назад.

(13 – взгляд) У него никогда не было оптимистичного взгляда на мир, но бывали времена, когда единственным выходом было идти вверх, а вот Фухито предстояло долгое, долгое падение.

(10 – мечта) Ширс научился у Эльфи мечте, за которую стоит сражаться, и как никогда не терять ее из виду, потому что, из-за того, что он столько заботился о ее безопасности, ее мечта стала и его мечтой

(44 – надежда) Если Эльфи не отказывается от своей надежды спасти Планету, то и он тоже не откажется от своих мечтаний.

@темы: подарок Серого Брата, перевод, Final Fantasy VII