Летописец Странников
Стань таким, каким ты не был - и останься тем, кем был. (с)
Арда, Вторая Эпоха
Мой самый-самый первый рассказ, не судите строго... Ещё неловкий, но искренний, может, и не стоило бы его выкладывать - но мне он дорог...
Я только в этом рассказе с детской искренностью смолга рассказать о Том, Кого я всегда жду.

1
…Не спрашивай у осени совета…
Раньше она любила осень. Любила прохладный воздух с паутинками, хрустящую от заморозков траву под ногами, разноцветную листву. Любила долгие сумеречные дни и бесконечные затяжные дожди. Когда-то она ещё могла – любить…
В комнате было холодно, но сидящая за столом у окна нолдэ этого, казалось, просто не замечала. Она вообще ничего не замечала, странствуя по дорогам своей памяти, и странствия эти были ох какие невесёлые. Наверное, она могла бы просидеть так не один час, но раздался стук в дверь.
Девушка поднялась, поправила сползшую с плеча шаль и направилась к двери. Ни вздоха, ни шороха – тишина стояла просто нереальная. Словно тень промелькнула… Да и похожа она была скорее на тень, чем на живую эльдэ – в длинном чёрном платье, с чёрной же шалью на плечах, в сумрачной комнате…
- А я уже подумал, что ты ушла куда-то, – стоящий за дверью эльф улыбнулся – Я могу войти?
- Проходи… - и голос был ей подстать – тихий, как вздох ветра в ноябрьском лесу.
Она отступила, пропуская его в комнату.
- Ну и холод у тебя, Мирилас , - вошедший укоризненно покачал головой – Хоть бы камин разожгла, замёрзнешь же… - он осторожно дотронулся до её руки – Холодная, как камень. Я всё же разожгу.
- Как хочешь – девушка чуть пожала плечами – Мне не холодно.
Огонь разгорелся быстро. Блики заплясали на иссиня-чёрных прядях гостя и каштановых кудрях самой Мирилас, превращая деву-тень в обычную, хоть и очень печальную нолдэ.
- Такой вечер лучше коротать вдвоём, - задумчиво произнёс эльф – Ты позволишь остаться?
- Конечно, лорд… - наверное, она хотела бы улыбнуться.
- Мирилас, ну зачем… С каких пор я тебе «лорд»? Или забыла…
- Нет, Тьелпэ… Ничего я не забыла, – нолдэ провела по лицу ладонью, словно стирая что-то – Садись к огню, я вина принесу…
Келебримбор чуть слышно вздохнул. С тех пор, как он чуть ли не силой привёз суда, в Ост-ин-Эдиль, свою подругу, ничего не изменилась. Мирилас пребывала всё в той же летаргии, что и после Войны Гнева. И выходить из неё – не желала. Могла, но не хотела, даже не так – просто не представляла, что это возможно.
- Ты снова рисуешь? – он заметил на столе листы бумаги с какими-то набросками.
- Да… - равнодушно откликнулась она из другой комнаты – Если хочешь, посмотри.
А рисовать Мирилас умела. И умела хорошо. Только вот от цветных и чёрно-белых набросков веяло неизбывной печалью и пробирающей до костей осенней стынью. Выделялся только один – рыже-алый кленовый лист на фоне пронзительного осеннего неба.
- Знаешь – Тьелпэ обернулся к вернувшейся девушке – Я, наверное, такую подвеску сделаю. И тебе подарю. Красиво же…
Мирилас пожала плечами. Ей-то, собственно, какая разница? Ну сделает и сделает… Да и обижать его не хочется, он так искренне старается её разбудить. Нолдэ горько усмехнулась. Мёртвые не просыпаются, как же он этого не поймёт.

…Они сидели у камина и разговаривали. Говорил в основном Келебримбор, а Мирилас слушала и временами кивала или вставляла пару слов. Осенние сумерки всё длились и длились, в это время весь день от рассвета до заката – сумерки. Холодные, горькие, печальные…
- …Меня морийские гномы всё к себе приглашают. Я думаю поехать к ним зимой, дел не будет, да и друзей надо навестить. – Келебримбор улыбнулся подруге – Поедешь со мной?
- Я?! – она вскинула переливчато-зелёные глаза – Но зачем?
- Просто так. Тебе полезно… Мирилас, я же всё вижу. Зачем ты хоронишь себя?
- Затем, что живого не осталось. Наверное, это неправильно, но я умею жить лишь кем-то и для кого-то. Тьелпэ, пойми – я раздала своё сердце тем, кого любила, пусть они этого и не замечали. А когда он… они погибли, я умерла вместе с ними. Прости, я уже не могу жить… и умереть не могу… Я – лишь тень того, что ушло и не вернётся…
- Не надо… - Келебримбор взял её руки в свои – Не надо! Ты живая, ты просто не хочешь это вспоминать! Мирилас… попробуй вспомнить. Раз ты не можешь просто жить, раз тебе нужен хоть кто-то – ведь есть ещё я. Я хочу тебе помочь. Поверь, ты не одна, я тебя не брошу. Нельзя так…
- Знаю. – Мирилас покачала головой, потом вдруг усмехнулась. – Попробовать… «Попытка – не пытка» - так, кажется, атани говорят. А у меня наоборот. Прости меня, Тьелпэ, но ты не…
- Не Майтимо. Знаю, – он стиснул зубы – Но я сомневаюсь в том, что он был бы рад видеть тебя такой.
Разговор давался эльфу тяжело, очень тяжело. Но не вести его было нельзя. Келебримбор слишком хорошо помнил, какой раньше была Мирилас. Мечтательная, смешливая, вечно что-то напевающая. Рисующая чем угодно на чём угодно, лишь бы рисовать. Влюблённая до самоотречения – и потому одна из первых приехавших в Форменос. Приехавшая, потому что жить без Феанаро и его старшего сына она просто не могла…
…И не жила.

От стука в дверь оба вздрогнули. Мирилас открыла – на пороге стоял один из оруженосцев Келебримбора.
- Госпожа Мирилас… Лорд у тебя? – несколько смущённо спросил он.
- Да…
- Я нужен? – Келебримбор поднялся ему навстречу – Хорошо, сейчас иду…
Он осторожно свернул рисунок с кленовым листом и спросил у подруги:
- Так я сделаю?
Мирилас кивнула.
- И ты будешь её носить?
Она подняла голову и твёрдо взглянула в его глаза.
- Буду.
- Хорошо, до встречи… Я зайду к тебе, как только смогу. – Келебримбор улыбнулся на прощание и вышел за дверь вместе с оруженосцем.

…В комнате пляшут и свиваются тени от пламени камина и серый свет из окна. А на фоне темнеющего неба – тонкий чёрный силуэт…
А в чаше – только терпкое вино,
И за окном – ветрами плачет небо.
И те дожди, что нас смывали в небыль,
Впитавшись в землю, прорастут травой.
И не живёт во мне неясный страх –
Поверишь? – даже сердце отпустило…
Кому на жизнь легенды не хватило –
Уснёт – умрёт – у моря на камнях…
Горячий дым за окнами…Рассвет?
Царапай руны остриём стилета.
Ты видишь – за окном сгорает лето.
Продолжи список мой на сотни лет.
Продолжи список, подводя итог:
Все имена осыплются на камни
Пригоршней бусин, белым цветом яблонь,
И за меня допишут эпилог. *


2.
За что?!
Я который раз задаю этот вопрос пустоте. Той пустоте, что вокруг. За что – тебя?!
Хотя, что я. Ведь прекрасно знаю, за что. Но смириться не могу… никогда не смогу…
Почему – тебе?! Почему тебе это выпало?!

…А, кричи, не кричи. Поздно. Самое страшное слово – поздно. Я не могу молчать, но ты не услышишь и не ответишь. Лорд мой, любимый, жизнь моя… Как ты – там… один…
Ты всегда был один. Здесь – всегда. А про Благую Землю стоит ли вспоминать? Я ушла за тобой сюда, в Эндорэ. Не за Феанаро, не местью, не за свободой. За тобой. И не жалею, даже сейчас – не жалею…

Но не сомкнуть кольцо седых холмов,
И узок путь по лезвию дождя,
И не ищи – ты не найдёшь следов
Что Воин Вереска оставил, уходя… **


Бесполезно искать следы на земле, смытой волнами… Бесполезно искать своё прошлое среди падубов Эрегиона…

Стылые тучи и серые ветры –
Так здравствуй же, осень!
Во мне уже нет ни надежды, ни веры,
Но кто о них спросит…


А если и спросят – стоит ли отвечать?
…Ветер. Холодный, насквозь пронзающий ветер. Но мне не холодно. Мёртвым не важна разница между холодом и жарой, между летом и осенью. А я… я уже не живу. Сердце моё умерло и сгорело в том же огне, что и ты…
Любимый, что мне радость и горе, что мне жизнь и вся Арда, если тебя нет?! Fea моя рвётся на волю, рвётся уйти за тобой, но не может… Как бы я не хотела этого…

И вновь закат над Эндорэ, и вновь я брожу одна, и ищу, ищу… сама не знаю, что. Может, смерть свою?

Вновь вижу, как закат стёкла оконные плавит.
День прожит, ночь оставит тени снов в углах…
Мне не вернуть назад серую птицу печали,
Всё в прошлом, как быстро тают замки в облаках.

Там все живы, кто любил меня,
Где восход как праздник бесконечной жизни… ***


Наверное, так и сходят с ума.
Лорд мой, как бы я хотела сказать тебе всё, что накопилось в душе за Эпоху. Я и говорю – но тебе разве? Себе самой, да ещё ветру и облетевшим деревьям.
Не пролитые слёзы рвутся криком. Есть такое горе, которое не может выйти слезами. Я, наверное, говорю банальнейшие вещи, но если так оно и есть?! Если нет других слов, а молчать нельзя?

…Ты однажды вдохнёшь терпкий ладан октябрьской луны.
В сердце сдвинется нож, боль поднимется из глубины…
Неужели ты ждёшь воплощение беды, духа сумрачной стали?…**


Жду. Можешь не верить мне, но – жду. Лорд мой, я же обещала тебе! И значит….
…И молчать нельзя. Не могу я больше молчать. И ветер сдирает с губ крик, унося его на равнодушный Запад:
- Майтимо, я дождусь тебя, слышишь?! Я тебя дождусь!!!

Даже из Мандоса – дождусь…
…Если сама туда не попаду.

* стихи Vardwende
**песня Хелависы.
***песня «Арии».
Без «*» - моя.

@темы: Арда