Летописец Странников
Стань таким, каким ты не был - и останься тем, кем был. (с)
Арда, Первая Эпоха, кусочек моей истории.

Камешек получился довольно-таки неказистым. С тёмными вкраплениями, неопределённого цвета – в середине темнее, у краёв почти салатовый, и к тому же формой не как нормальный кристалл, а словно бы растёкшийся. Атаринкэ с досадой повертел плод долгих трудов. Остальные камешки – изумруды как изумруды, а этот...
- Чем расстроен? – он не заметил, как подошёл отец.
- Вот... – юный мастер продемонстрировал неудачный камешек – Все хорошие, а этот никакой.
Феанаро только хмыкнул.
- У тебя все красивые получаются... – Атаринкэ обижено насупился.
- Это твой первый самостоятельный опыт. У меня тоже не все камни были удачные.
- Но до тебя же никто такого не делал!
- Ладно, не расстраивайся... – Феанаро потрепал сына по макушке – Остальные хорошо получились, очень хорошо. Этого малыша, если не возражаешь, возьму я. Посмотрим, может, он вовсе не так плох...

Несколько кругов света спустя...
- ...Вот, посмотри, - он положил перед сыном маленькую брошь.
- Что это? – Атаринкэ с любопытством повертел её в руках.
В луче света блестел и переливался всеми оттенками зелёного кленовый листок. Зубчатый, с тёмной сердцевиной и светлыми краями, со старательно выточенными прожилками.
- Это, - ответил отец – Тот самый камешек, который ты посчитал неудачным и некрасивым...
- Он?!
- Он, он. Красиво, правда?
Куруфинфэ-младший ответил восхищённым взглядом.
- Видишь, как его недостатки преобразились в достоинства? – Феанаро помолчал, улыбнулся – Я говорил, что у меня далеко не все первые камни получались удачными. Некоторые я так же, как и ты, отбрасывал, считая ни на что не годными. А твоя мать... Видел тот перламутровый кораблик на волне, который стоит внизу? Вот что она делала с такими «неудачными» камнями и научила делать меня...
Атаринкэ задумался, разглядывая изящную брошку.
- Что ты с ней сделаешь?
- Не знаю, - мастер беззаботно пожал плечами – Подарю кому-нибудь, наверное...

* * *

Эта полянка скромно пряталась от посторонних глаз за скалистым выступом. Выше вставала гордая стена соснового леса, ниже сбегал к кудрявым рощам крутой склон. А здесь, на залитой лучами Древ площадке, поднималось щедрое луговое разнотравье. Полянка была красивой, радостной и труднодоступной. И на ней росла луговая земляника, созревавшая здесь раньше, чем в других местах. Для тех, кто желал раньше всех угощать друзей мелкими сладкими ягодами, лучше места придумать трудно.
...Корзинка, полная земляники, пряталась в тени крупного камня. Хозяйка корзинки пристроилась на самом камне, поджав босые ноги. Недавно закончилось смешение света, всё было залито золотыми лучами со слабыми серебристыми бликами. Смотрела она, однако, не вниз, откуда лился свет, а вверх, на близкие горы. Поэтому сразу заметила некое шевеление в лесу. За кустом прятался кто-то крупный.
Девушка склонила головку к плечу и продолжала смотреть. Если этот кто-то захочет подойти, он подойдёт. Нет – пойдёт своей дорогой, друг другу они вряд ли помешают. Кусты пошевелились ещё раз. Из них высунулся большой чёрный нос, сосредоточенно принюхивающийся. Видимо, запахи его вполне удовлетворили, вслед за носом показалась всё остальное. На поляну вышел огромный, серовато-белый пёс.
- Ой, какой хороший! – засмеялась девушка.
Пёс с достоинством огляделся.
- Ты один тут гуляешь? Нет?
Пёс зевнул. Прищурился.
- Хуан! – позвали откуда-то из леса – Хуан, разбойник, где ты?!
Хуан обернулся назад и негромко гавкнул. Через некоторое время кусты вновь раздвинулись, и из леса вышли двое охотников. Юноша и девушка.
- Ого! – воскликнул парень – Смотри, Айвендэ, какую добычу Хуан нашёл!
- Я не добыча, - обиделась собирательница земляники – Я эльдэ!
Пёс тем временем подошёл к ней и ткнулся мокрым носом сначала в щёку, потом в маленькие узкие ладошки. От девушки приятно пахло мёдом, травами и свежесобранной ягодой. За этими запахами слабо улавливался ещё один – краски.
- Приносим извинения, - спутница охотника скромно опустила глазки – Обознались...
И все трое звонко расхохотались. Хуан поддержал веселье оглушительным лаем.
- Вот где, оказывается, моя сестрёнка находит первую землянику, - хитро заключила Айвенде, когда веселье утихло, и они расположились на том же камне.
- Так это и есть твоя сестра? – округлил глаза хозяин пса.
- Да, - первая девушка робко гладила сидящего около неё Хуана. Псу ласка понравилась, он привалился к девушке всей башкой. Она, осмелев, запустила пальцы глубже в роскошную шерсть – Меня Мирилассэ зовут. Я с севера, из предгорий, у вас недавно...
- А я Тиелкормо, здешний... – он зачерпнул горсть земляники из корзинки – Ммм, правда, вкусная.
- Тиелкормо? А ты...
- Он, он, внук короля Финвэ, - Айвендэ тоже взяла ягод.
Мирилассэ опустила голову и с опаской посмотрела на молодого охотника.
- Что такое? – он даже прекратил облизывать испачканные в соке пальцы.
- Ничего, она у нас стесни-ительная такая... Вся! – фыркнула Айвендэ.
- А... – Тиелкормо явно не мог уразуметь, почему его надо стесняться – Тогда ладно, - недоумённо закончил он – Мы, вообще-то, уже домой идём. Ты с нами? Или как?
- С нами, с нами, куда она денется...

- Тиелкормо! Сколько можно просить тебя не задерживаться? – укоризненно вздохнула высокая медноволосая нолдэ.
- Мама, ну что может случиться со мной в лесу?!
- Ты в лесу скоро будешь бывать чаще, чем дома, - заметил вышедший на крыльцо Феанаро.
- Отец... Ну, подумаешь, крюк сделали... Зато Мирилассэ нашли.
- Это кто? – спросила Нерданель.
- Это вот, - он тронул названную девушку за плечо – Сидит в укромном месте, собирает ягоды и всех стесняется.
- Здравствуйте... - она смущенно улыбнулась и подняла глаза...
...А глаза были невероятные. Большие, ясные, отливающие всеми тонами зелёного. То тёмно-изумрудные – в тени, то почти голубые – на свету...
- Что же, заходите, накормлю вас, - улыбнулась в ответ хозяйка.
- Спасибо, но мы лучше домой пойдём, - ответила Айвендэ – Нас тоже ждут.
Мирилассэ вдохнула, собираясь что-то сказать... и вдруг осеклась. Айвендэ украдкой состроила ей страшную рожицу. Сестра возмущённо мотнула толстой каштановой косой, обернулась к Феанаро, решительно произнеся:
- Это вам... всем... – протянула свою корзинку.
- Благодарю, - он внимательно посмотрел на неё – Подожди! Не уходите никуда, - и убежал в дом.
Нерданель с усмешкой покачала головой:
- Что-то принесёт... Спасибо тебе, наши младшенькие особенно рады будут. Сластёны... Тиелкормо, иди умойся, наконец, чудо моё чумазое!
- До встречи! Айвендэ, ещё поохотимся! – Тиелкормо махнул рукой и тоже исчез в доме.
Зато вернулся его отец.
- Долго думал, кому её отдать, но, наверное, другому не подойдёт, - на ходу произнёс он.
И протянул девушке маленькую брошку – кленовый лист, вырезанный из одного камня. Тёмный в сердцевине, светлеющий к краям...
Зеленоглазка восторженно ахнула. Осторожно гладя подарок, она смотрела на мастера такими восторженными глазами, что было ясно – явись сюда хоть легендарный Чёрный Всадник, вряд ли он смог бы листик отобрать.
- Это... это же... – наконец смогла произнести она – Это же моё имя!
- Да, - засмеялся мастер – Это твой имя. Мирилассэ – Драгоценный Лист!

@темы: Арда