Летописец Странников
Стань таким, каким ты не был - и останься тем, кем был. (с)
Исполение с феста, Круг Молний.
На заявку: Берто/Гизелла, снежная королева.


Необходимое афффтарское пояснение: реверансы в сторону сказки узнаются (смею надеяться), а в качестве песни у меня исползованы отсылки вот сюда:

Полностью в фанфике текст приводить не стала, дабы на смущать читателей не-кэртианскими реалиями. ;-)

Среди суровых, серых в серебро стен северного замка кэналлийская гитара звучит чуждо, непривычно. Звонкие переборы рассыпаются искрами, отражаясь от стен, вьются ветром, заполняя внутренний двор. Под сумрачным небо звучит музыка солнца и тепла, унося душу далеко-далеко…
Леона осторожно выглядывает из открытого окна – так и есть, во дворе, у стены, устроился Берто с гитарой в обнимку, волосы подвязаны алой лентой, под пальцами кричит и плаче гитара. А какая знакомая мелодия-то…
В музыку вплетается голос. Берто самозабвенно пел о молодом марикьяре, который влюбился в прекрасную деву. Дева, вроде бы отвечающая взаимностью, так и не назвала возлюбленному своё имя, а, когда он попытался за ней проследить, в гневе убежала и больше на глаза не показывалась. И теперь оставленный юноша страдает, и пытается вновь найти свою мечту… Леона хмыкнула и недоуменно покачала головой – Гизелла, конечно, не настолько хорошо понимает их язык, чтобы всё уловить, но выбор песни странный. Убегать от жениха дочь герцога Ноймаринена отнюдь не собиралась.
На окне в изящной вазе красовались поздние астры. Леона вытащила цветы, встряхнула их от воды и быстро выскользнула наружу. Гизелла не запиралась – и через минуту Леона была уже в её комнатах. Светловолосая девушка мечтательно слушала жениха у открытого окна, не замечая жену старшего брата. И вздрогнула от неожиданности, когда на подоконник у её руки легли цветы.
- Когда допоёт, бросишь вниз, - пояснила Леона – По-нашему это будет значить, что ты принимаешь его ухаживания.
Гизелла рассеянно кивнула, вслушиваясь. Песня близилась к концу...
«Ах, вот оно что!» - Леона понимающе улыбнулась, поняв, наконец, почему именно эта.

- …Вновь хвалу победителям провозгласят.
Я ж отдам все трофеи свои и почет
За один благосклонный твой взгляд!
– страстно выводил Берто.

…Когда-то Берто любил слушать бергерские сказки. Они казались такими далекими от солнечной Марикьяры, такими загадочными и захватывающими... Рэй Вальдес рассказывал их с удовольствием, видимо, вспоминая собственное детство.
Особенно любимой была жутковатая легенда о королеве снегов, которая зимой летит над миром в белых санях и высматривает внизу веселых и отважных юношей. Если на какого-то падет её взгляд, то спасения нет – королева вонзит ему в сердце и кусок льда, запорошит глаза следом, и с тех пор юноша не видит ничего, кроме холодного снежного мерцания, а сердце его навеки принадлежит хозяйке Севера. И она забирает его к себе… Вот зачем – говорили разное. По одному варианту легенды – просто так, из вредности, по другому – королеве нужны слуги, по третьему – она пораженных юношей соблазняла и постепенно выпивала из них жизнь. Но Ротгер последнюю легенду не любил и ворчал, что она «его девочек» обижает.
А Берто смеялся. И говорил, что, заявись к нему эта королева, он её… ну, если на печку и не посадит – дама всё-таки – то она сама растает от марикьярской страсти. И тут же зарабатывал подзатыльник от Хулио, знающего не понаслышке, что такое северное море и снежные бури.
Вольно ж ему было раньше смеяться…
То, что Гизелла – его невеста, Берто знал чуть ли не с того времени, как научился говорить. Невеста так невеста – девочка с толстыми льняными косами, одетая в смешные, непривычные платья, у него протеста не вызывала. К тому же, это будет когда-нибудь потом… нескоро… Потом Берто долго её не видел, и новая встреча была, как удар молнии, сорвавшейся с «райос».
Лед светлых глаз навылет прошил сердце, вьюга светлых волосы запорошил взгляд. Никого и ничего Берто не видел, кроме своей нареченной. Дочь северного герцога, снежная королева, одна на всём белом свете!
Но когда это марикьяре отказывался от своих слов? Обещал растопить ледяное сердце – и растопит.

Бордовые астры на серых камнях кажутся неправдоподобно яркими. Берто изящно наклоняется, поднимая цветы, вскидывает смеющий взгляд на окно, чтобы поймать улыбку Гизеллы. За ней тенью видна Леона, одобрительно взмахнувшая рукой.
И Берто чувствует, что в безумном состязании с древними легендами он вышел победителем.
Снежная Королева растаяла.

@темы: Отблески Этерны