Летописец Странников
Стань таким, каким ты не был - и останься тем, кем был. (с)
Подарочная зарисовка для Керрен - ко дню рождения. :)

…щелк-щелк…
…щелк-щелк…
Абажур лампы отбрасывает на стену узорные тени, похожие на грани кристаллов. В темноте это красиво, при свете же дня «кристаллы» на стене еле заметные, призрачные. Но девочке, кажется, нравится и так. А может, её завораживает пощелкивание выключателя – у древней лампы-ночника это длинная, потрепанная веревочка, с которой почти сползла позолота.
А может, она дергала за веревку машинально, и до лампы никакого дела ей не было. Найденыш Эльфи могла часами сидеть неподвижно, глядя в одну точку.
- Ну что за баловство, - старик Бугенхаген проворчал это с добродушным упреком, не всерьез, но девочка вздрогнула, последний раз щелкнула, выключив ночник, и окончательно вжалась в стену.
- Я же тебя не ругаю.
Молчание и настороженно-виноватый взгляд. Бугенхаген давно понял, что Эльфи больше всего пугает, когда при ней молча занимаются своими делами, не обращая на неё никакого внимания. Почему, она внятно объяснить так и не смогла, только пробормотала еле слышно: «Кажется, что сейчас случится беда. Со мной…». Поэтому старый ученый старался все время с ней говорить, ему было нетрудно – за столько лет наставничества он привык объяснять свои действия внимательным слушателем.
Постепенно девочка оттаяла и стала ему доверять. И выходить из обсерватории дальше, чем на крыльцо. И мало-помалу интересоваться окружающим миром…
Бугенхаген не торопился. Старик про себя считал, что полная амнезия девочки вызвана каким-то страшным потрясением. К тому еж место, где её подобрали… Из писем Фаремиса Гаста, полных туманными намеками, Бугенхаген догадывался, что в Нибельхейме у Шин-Ра не просто институт генной инженерии, а что-то куда более зловещее. Не оттуда ли сбежала странная девочка в порванной одежде, помнящая только две вещи – что надо бежать, бежать как можно дальше, да свое странное имя – Эльфи. Имени такого Бугенхаген не слышал ни разу, но малышка твердо убеждена, что зовут её именно так. Поди, разберись…

Задумавшийся о судьбе фухитиного найденыша Бугенхаген не сразу заметил, что его осторожно тянут за рукав.
Рядом стояла Эльфи, поджимая пальцы босых ног на колючем половике, и смотрела серыми глазищами пристально, в упор. Этот взгляд порой пугал не только её ровесников, но и взрослых, внимательный, изучающий и напряженный.
- Д… дедушка, - старательно выговорила Эльфи (кажется, в первый раз назвав так Бугенхагена) – Можно мне… вниз?
- Можно, - доброжелательно согласился ученый, про себя заликовав – Конечно же, можно. Если хочешь, можешь спуститься отсюда по Второй Внутренней лестнице, она в более узком тоннеле, чем Центральная. Оттуда выходишь в первой же арке налево и идешь до конца, до крайнего дома, там твой друг живет.
- Фухито? – нет, она не улыбнулась, но вечная настороженность из глаз ушла, уступив место робкой радости – А… вы… догадались, да?
- Ох-хо-хоо… Дитя моё, я и мой юный ученик – твои единственные знакомые в этом городе. К кому ещё ты захотела бы пойти?
- Да, - девочка забавно сдвинула брови – Правильно. Я… тогда пойду.
И пошла. Как была, босиком. В дверях обсерватории почти испуганно обернулась, поняла, что её и не думают задерживать, и метнулась наружу – только дверь негромко хлопнула.
Бугенхаген тихонько рассмеялся, с немалым облегчением – что бы ни случилось с малышкой Эльфи в прошлом, кажется, она начала приходить в себя…

@темы: Final Fantasy VII