Летописец Странников
Стань таким, каким ты не был - и останься тем, кем был. (с)
Название: Неслучайное сходство
Фандом: Final Fantasy VII Before Crisis
Герои: Верудо, Роа, Эльфи – как воспоминание и реальность нынешнего дня.
Тема: IV-6; 01. Гарь
Объём: 1 189 слов
Тип: джен
Рейтинг: G
Саммари: Иногда жизнь преподносит ТАКИЕ сюрпризы…
Авторские примечания: Чувствую, за такого Верудо меня убежденные туркофилы будут бить, но он, наверное, тоже устал делать «морду кирпичом». ;) Ах да, ещё там есть упоминание о моей мэрисье. Всем бояться! :D

- Шеф, я герой! – с совершенно блаженным видом сообщил Роа, прижимающий к груди тонкую папку для отчетов.
Верудо строго посмотрел на молодого оперативника. Нельзя сказать, что Роа был таким уж бестолковым – бестолковых в Турках не держали – но иногда парня заносило. По отделу даже шутка ходила, что Роа – это второй Рено и не братья ли они.
Хотя… если судить по общей расцарапанности и неловким, скованным движениям (ранен?) – Роа в этот раз попал в опасную переделку.
- В чем же твой героизм заключается? – с затаенной усмешкой спросил глава отдела.
- В оперативной фотосъемке, - гордо отрапортовал Роа, положив на стол папку – Все, теперь нам фотороботами обходиться не надо, я эту Эльфи наконец-то зафотографировал!.. Правда, меня там чуть не задрали…
- Монстр? – уточнил Верудо, придвигая результат подвига к себе.
- Угу, если б, - проворчал молодой Турк – Террористка какая-то полоумная. С когтями. Жертва опытов, блин… но бегает, зараза, быстро – еле на байке ушел. Где «Лавина» таких только берет?..
Шеф усмехнулся:
- Вот и сделай подробное описание этой… «жертвы опытов». Дома. Дня тебе хватит?
- Хватит.
- Тогда послезавтра жду с… - Верудо осекся, не договорив.
Роа сделал хорошие фотографии. Четкие, яркие, не смотря на плохое освещение и расстояние – Отдел Административных Расследований снабжали первоклассной техникой. На одной из них Эльфи получилась смотрящей почти прямо в объектив. Растрепанные волосы, озабоченно сдвинутые брови, губы упрямо сжаты… и глаза. Серые.
- …с отчетом, - дрогнувшим голосом закончил он.
- Понял, шеф, - покладисто согласился Роа – Я пошел?
- Да, да… иди, - в самом деле, отдых Роа заслужил, а Верудо надо было побыть одному.
…Молодой Турк давно ушел, а его шеф все продолжал сидеть, сжимая в руках фотографию. До сих пор он считал, что прошлое давно похоронено. Его дом – Корпорация. Его семья – Турки. Ничего другого нет… и быть не может… но прошлое имело пакостное свойство напоминать о себе в самые неожиданные моменты, вылезая из самых неожиданных нор.
Серые глаза в Грассланде, да и вообще на больших континентах, редкость. Это северяне почти сплошь сероглазые. Но, в то же время, черта далеко не уникальная. Мало ли в ком течет кровь северян… подумаешь, совпадение…
Совпадение?
Верудо встал из-за стола, прошел к дальнему шкафу. Присел на корточки, выдвигая самый нижний ящик. Если бы кто-то из Турков мог видеть шефа сейчас, он бы глазам своим не поверил – казалось, что Верудо постарел сразу на десяток лет. Да, ребята бы удивились… разве что Легенда бы его понял…
Ящик был почти пуст. В нем лежал один-единственный конверт, пожелтевший от времени, хрупкий, готовый рассыпаться в пальцах. Верудо подержал его в руках, даже не замечая, что руки дрожат, потом вернулся за стол. Открыл.

В конверте тоже были фотографии. Старые-старые… но хорошо сохранившиеся, почти не выцветшие. Первую он отложил, почти не разглядывая – свадебная. Когда-то она стояла на его рабочем столе. Теперь, спустя столько лет, Верудо не мог сказать, чего больше было в его браке – любви или расчета. Во всяком случае, с женой он ладил хорошо и всегда был ей верен, и домой возвращался с радостью. Особенно после того, как…
…Вторая фотография. Стояла рядом с первой, чуть впереди. Только недолго… На ней Верудо с ещё свежими шрамами на лице – он помнил, как они болели – посмеиваясь, смотрит вниз. А в его рукав вцепилась маленькая девочка, смущенно отводящая взгляд от фотокамеры. Фелиция в тот раз неожиданно застеснялась незнакомого фотографа, но Верудо так понравился этот снимок, на котором остались живые эмоции… Дочке здесь десять с хвостиком лет, почти одиннадцать. Почти. До своего одиннадцатого дня рождения Фелиция не дожила.
…И об этом всегда напоминает третий снимок, последний в конверте. Что бы там ни было с женой, дочь Верудо любил до самозабвения. И Фелиция отвечала ему тем же. Он помнил, как удивлялись в школе, когда на риторический вопрос: «Кого ты больше любишь?» - малявка без тени сомнения заявляла: «Папу!». Эта фотография была старой, черно-белой… Фелиции здесь – сколько? Четыре года, пять? Верудо сам уже не помнил. Жена поймала момент его очередного возвращения в Кальм, когда малышка выбежала навстречу, а он подхватил её на руки, подкидывая в воздух – Фелиция тогда так заливисто смеялась…
Если второе фото было последним по времени, то это просто было – последним. Последним уцелевшим. Фотография, обгоревшая по краям. Фотография, найденная им на развалинах дома. Фотография, от которой до сих пор – мерещилось ему – тянуло гарью.
Жуткий запах, много лет преследовавший Верудо во сне. Наяву он сумел вычеркнуть его из головы, не думать, не вспоминать… но ночью он возвращался в пропахший гарью и бедой Кальм.

«Всех в Нибельхейм?! Но… сэр… господин президент... там моя дочь!»
«Нет у вас больше дочери. Уточните у профессора Ходжо, я не очень понял, от чего она умерла…»


…После тех событий Верудо жил одной работой. Терять ему было нечего, всё, что осталось – ставший родным отдел. И вот теперь работа подкидывает ему такой, с позволения сказать, сюрприз…
Перед шефом Турков лежали две фотографии. Одна, сделанная Роа, на которой была лидер террористической организации, Эльфи. И вторая, старая-старая, где был он сам – и была его дочь, Фелиция.
Если бы Фелиция осталась жива… если бы она выросла… Она могла быть – нет, конечно же, не в точности такой! – но очень похожей. Такие же растрепанные темные волосы. Такой же прямой нос. Такой же излом бровей. Даже уши у неё торчат. И самое главное, глаза – глаза до жути похожие.
«Проклятье» - Верудо сцепил пальцы – «Они же могут быть ровесницами…».
Могут, да… настоящего возраста Эльфи никто не знал. Даже она сама – если, конечно, не лгала в разговоре с Аэрис, говоря, что забыла свое прошлое. Девушка из ниоткуда, все следы которой обрывались в Каньоне Космо – просто в один, далеко для Корпорации не прекрасный момент, в научный городок привезли замученную девчонку. Фухито, между прочим, привез – и никому не сказал, откуда.
А ведь за обрывистыми холмами и Ларой, одной из крупнейших рек Западного Континента – Нибельхейм. Практически по соседству.
«Нет, быть не может» - теперь Верудо сидел, опустив голову и сжав ладонями виски – «Зачем Ходжо и, тем более, президенту, лгать? Какой в этом смысл? Привязать меня кровью? Я и так ей повязан… Если бы мне вернули дочь, я бы служил не только из чувства долга, и вопрос лояльности даже не стоял бы. Нет, Фелиция мертва… давно…»
Но вот два снимка. Верудо почти с ненавистью думал об Эльфи, мерзавке, одним своим обликом посмевшей растревожить без того незаживающие раны. Он хотел бы своими руками уничтожить террористку… и с ужасом понимал, что вряд ли сможет это сделать. Да, она враг. Но она слишком похожа на Фелицию. Это будет все равно, что убить дочь во второй раз.
«Но если они все-таки солгали?»
Бред, конечно. Но… может, стоит поднять старые документы и посмотреть, была ли среди «лабораторных образцов» Кальма девочка десяти-одиннадцати лет с характерной внешностью? Впрочем, пусть была – один шанс из тысячи, что Фелиция могла выжить после экспериментов и бежать.
Слишком мало.
Но все же, все же… Верудо, холодея от дурных предчувствий, понимал, что мучительно хочет встретиться с этой девушкой лично. Один на один. Хочет услышать её голос, посмотреть в глаза, понять…
…спасти?
Даже если это – случайное сходство, совпадение фенотипа… есть много способов нейтрализовать человека, сохранив ему жизнь. Он взял в руки фотографию девушки, врага – до боли, до крика похожей на его погибшую дочь. Единственного, любимого ребенка.
«Кого ты пытаешься обмануть? Посмотри на неё – Эльфи из тех, кто отступает только мертвым…»
Но попытаться стоит. Может быть, тогда Верудо перестанет просыпаться по ночам, задыхаясь от примерещившегося запаха гари.


Название: ***
Фандом: Final Fantasy VII Before Crisis
Герои: Эльфи, Ширс
Тема: IV-6; 02. Запах от волос
Объём: 338 слов
Тип: гет, ага.)
Рейтинг: G
Саммари: Посиделки двух болящих.

- А отец твой возражать не будет?
- Пусть возражает, - Эльфи сердито подоткнула одеяло – Мне без тебя холодно!
Ширс покаянно усмехнулся. Он-то был совсем не против, чтобы Эльфи сворачивалась в клубочек у него под боком. Парень выздоравливал гораздо быстрее, чем она, и уже начинал уверенно ходить по дому, но о том, чтобы вернуться к нормальной жизни, и речи пока не шло. Эльфи, та вообще почти не вставала. Ширс не понимал, как у неё сил и решимости хватило, не сказав ни ему, ни Верудо, переползти из одной комнаты в другую. Обычно он к ней приходил и сидел… Сам Ширс быстро уставал, заживающие раны болели, и сил катастрофически не хватало.
Поэтому самое большее, что они могли себе позволить – это вот так сидеть в кровати, опираясь на подушки и замотавшись в два одеяла. Эльфи не отговаривалась, она на самом деле постоянно мерзла и жалась к Ширсу, пытаясь согреться. Он осторожно обнимал её левой рукой. Хотел бы двумя, но правая, израненная о броню циркониада, ещё не зажила и шевелить ей было больно.
- Позвала бы, я сам пришел.
- Лежи-выздоравливай… коврик лоскутный… - девушка бережно провела рукой по стягивающим его грудь бинтам.
- Эм... Эльфи… - с напускной серьезностью начал Ширс, невинным взглядом рассматривая потолок – Если я тебя «суповым набором» обзову, ты сильно обидишься?
Эльфи еле слышно фыркнула:
- На правду не обижаются.
В комнате снова воцарилось молчание, уютное и какое-то теплое.
- А у тебя волосы карамельками пахнут.
- Чем?.. – не поняла Эльфи.
- Карамельками. Конфеты такие.
- Конфеты, - проворчала девушка – Это «эфиром» пахнет.
Эльфи повозилась и выпростала руку из-под одеяла. Ширс с удивлением рассматривал синяки вдоль вен.
- Тебе его… тебя им…
- Ну да. Капельницы ставить начали, - она спрятала руку, натянула одеяло до подбородка и зябко вздрогнула – Неприятно, конечно, но терпимо, и помогает… вот, даже до тебя дойти смогла, сама. Но запах привязывается! Так что привыкай, от меня теперь долго так пахнуть будет…
Ширс вздохнул, ткнувшись носом в её волосы. Запах ему нравился. Впрочем, он и не такое согласился бы терпеть, лишь бы Эльфи это помогло.


Название: Вредная привычка
Фандом: Final Fantasy VII Before Crisis
Герои: Эльфи, Ширс, Фухито
Тема: IV-6; 03. Сигареты
Объём: 338 слов
Тип: джен
Рейтинг: G
Саммари: Вот что крест животворящий любовь с людьми делает!

В приоткрытое окно тянуло сквозняком. Конечно, понятие «свежий воздух» под Плитой было очень, очень условным, но все-таки любая вентиляция лучше, чем застоявшейся, спертый воздух.
- Кто партиями оружия торгует – я их всех, практически, знаю, - Ширс подтянулся и уселся на подоконник, рядом с приоткрытой створкой – Да и они меня… знают, в общем.
- Скидку выбить сможешь? – тут же заинтересовалась Эльфи.
- Выбить, - парень многозначительно подчеркнул это слово – Я из любого могу. Договориться… - он задумался – Кое с кем можно попробовать.
Подумай, - попросила девушка – Нам из Кондора пообещали поддержку, но только если мы покажем что-то серьезное.
- А для того, чтобы показать, надо хорошо подготовиться, - Фухито меланхолично черкал что-то на сложенном листке – Замкнутый круг.
- Прорвемся.
- Угу.
Ширс уже прикидывал, к кому из его знакомых поставщиков можно прийти на таких условиях. Машинально парень достал сигарету (вообще-то для этого он и устраивался на сквозняке), прикурил. Гадость, с точки зрения обеспеченных людей, страшная, но под Плитой сложно достать другие сигареты, и стоят они там втрое дороже, чем на Плите. Ширс, конечно, мог бы достать (главой банды был, все-таки), но привык к этим.
Фухито, хоть и сидел на противоположном конце комнаты, тут же наморщил нос:
- Убери!
- Я на тебя дышу, что ли, - огрызнулся Ширс – Не мешай думать, а?
- Ширс. Пожалуйста, - Эльфи, хоть и взглянула на заместителя строго, поддержала все-таки его – У меня аллергия.
Ширс так и замер с дымящейся сигаретой в руке:
- Правда?.. - затушил пальцами, прицелился и щелчком выбросил в окно – Все понял, больше не буду.
Эльфи благодарно улыбнулась. Она правда дым и запах сигарет не переносила, сразу же начиная задыхаться и сухо кашлять. Девушка сама не знала, была ли эта реакция врожденной или благоприобретенной в лабораториях. Но жизнь в трущобах, где дымил каждый второй, ей изрядно отравляла, в прямом смысле слова.
Хорошо ещё, что Фухито к курению относился брезгливо, а вот Ширс… ей оставалось только надеяться, что он сдержит слово и при ней курить не будет.

Ширс слово сдержал. Более того – Эльфи очень удивилась, случайно узнав, что парень вообще курить бросил.


Название: Чужой запах
Фандом: Final Fantasy VII Before Crisis
Герои: Эльфи, Ширс
Тема: IV-6; 04. Незнакомый запах
Объём: 268 слов
Тип: джен
Рейтинг: G
Саммари: Обостренный нюх иногда вредит. Но иногда – полезен.

Откуда бы такой холод? Вроде бы все щели, в которые может тянуть сквозняком, они заделали. Эльфи поежилась и торопливо заползла под одеяло – ей не привыкать к походным условиям, но эта вылазка, похоже, командира доконала. И старательно заваренный чай не помогает. Сейчас бы обратно, в только-только обустроенную штаб-квартиру, а не трястись на промозглом морском ветру в окрестностях Джунона…
Парни из сопровождения негромко переговаривались, тоже собираясь спать – кроме дежурных – а Эльфи, свернувшись калачиком, старалась дышать ровно и глубоко, чтобы успокоить нервную дрожь и согреться. Постепенно ей удалось погрузиться в зыбкую дрему. Но окончательно заснуть мешал легкий озноб. Вряд ли это сквозняк… неужели – заболела? Вот некстати, в такой ответственный момент, во время подготовки к первой операции!
В полусне Эльфи отметила краем сознания, что к ней кто-то подошел. Кто-то знакомый – опасности нет – можно спать дальше. И едва сумела удержаться, чтобы не распахнуть удивленно глаза, когда на неё опустилось ещё одно одеяло. Чужое, пахнущее другим человеком. Мужчиной!
Одеяло, между тем, заботливо подоткнули и неизвестный благодетель тихо, на цыпочках, отошел. Девушка потянула носом, выдыхая незнакомый запах.
Сколько неудобств когда-то доставляло ей обостренное, по сравнению с другими людьми, обоняние! Но Эльфи постепенно привыкла, вот только одежду чужую носить категорически не могла – как раз чужой запах мешал.
Но сейчас все было с точностью до наоборот. Незнакомый, чужой запах Эльфи странным образом успокаивал, внушая чувство защищенности. Девушка приподняла ресницы, потихоньку разглядывая комнату. И увидела, как Ширс. растянувшись на пенке, закидывает руки за голову. Одеяла у него не было. Эльфи улыбнулась про себя.
«Значит, ты?» - приятно понимать, что когда-то не ошиблась в выборе.
Озноб постепенно отступил, Эльфи согрелась и, натянув оба одеяла до самого носа, наконец-то заснула.


Название: Похищение
Фандом: Final Fantasy VII Before Crisis
Герои: Эльфи, лейтенант Кайлгейт, Ширс.
Тема: IV-6; 05. Газ
Объём: 1 980 слов
Тип: джен, наверное.
Рейтинг: R
Саммари: Иногда не спасает даже официальное объявление о смерти.
Авторские примечания: Чтобы вписать фик в события канона, похищение Руфуса отодвинуто от «сразу после Метеора» до «пара дней после». Все события о похищении Руфуса и такой персонаж, как лейтенант Кайлгейт, взяты из новеллы «На пути к улыбке».

…Комната эта не внушала доверия к хозяевам дома. Скорее, наоборот – подвальная, с низким мрачным потолком, она изначально вряд была жилой, скорее, строители задумывали что-то вроде очень просторной подземной кладовой. Это после её кто-то оборудовал под приют любовных утех. Очень специфических… Красные покрывала на кровати и красная же обивка кресел, подлокотники которых вырезаны в виде фантастических монстров, а на стенах в безупречном порядке, любовно размещены всякие-разные приспособления для садо-мазо «удовольствий».
Эльфи яростно дернула ошейник – цепи злорадно лязгнули. Ей категорически не нравилось как место, так и способ приглашения в гости. От воротника куртки до сих пор пахло сонным газом, которым ей брызнули в лицо, запах дурманил и путал мысли, мешая сосредоточиться.
«Если выпутаюсь, больше ни шагу без Ширса… пока не выздоровею» - девушка села под стеной, обхватив руки коленями, и замерла. От ошейника, от застегнутых на руках железных браслетов к стене тянулись прочные цепи. Ах, если бы это были обычные наручники, из которых можно было б вывернуться, да хоть вывихнув большой палец… Ширина этих регулировалась, и браслеты плотно охватывали запястья, даже жали немного. Длины цепей хватило бы, чтобы дойти до широкой низкой кровати в одном углу подвальной комнаты, или до санузла, скрытого ширмой, в другом – но нельзя было добраться до двери или дотянуться до развешанных на противоположной стене плеток и прочих… неприятных инструментов.
«Зачем меня похитили? Кто вообще мог знать, что я жива?» - Эльфи обхватила руками колени, не обращая внимания на звяканье цепей и задержавшийся на ткани запах – «Ценг? Нет, ему это теперь ни к чему, как другим Туркам. Руфус? Но говорят, что он погиб при падении Метеора. Даже если Руфус жив и дееспособен, обо мне он постарается как можно скорее забыть. Рив? Не его методы. Для других я мертва, как и… отец. Кто и откуда мог это узнать, и зачем, зачем, зачем?! Нужна именно я или это удар по…»
Скрип двери оборвал размышления. Девушка встрепенулась, впиваясь взглядом в вошедшего – кто он?
…Лицо этого человека было ей смутно знакомо, хотя Эльфи могла бы поклясться, что встречает его впервые. Она принялась лихорадочно размышлять, почему на грани памяти мерещится узнавание, может, его фотография была в каком-то отчете?
- Добрый день, мисс Эльфи, - с неприятной усмешкой поприветствовал этот знакомый-незнакомый – Или… как вас там на самом деле зовут?
- Я предпочитаю это имя, - холодно ответила она – А ещё хотела бы узнать, что все это значит, - и демонстративно приподняла закованную руку.
- Странный вопрос для лидера сопротивления, - усмешка мужчины стала куда шире и неприятней.
«Странно, с чего бы такая вежливость? Обычно шинровцы нас ругали террористами…» - а кем ещё мог быть молодой мужчина с выправкой и повадками военного? Только одним из корпоративной гвардии!
Но вслух Эльфи только хмыкнула и язвительно заметила:
- Корпорации как таковой уже не существует. Мои последователи сейчас известны как герои, спасшие Гайю. А я официально скоро полгода как в могиле. Так что, то, что год назад могло сделать вас героем, сейчас вряд ли принесет хоть какую-то славу. Итак, кто вы и что вам нужно?
Помрачневший, переставший улыбаться тюремщик окинул её раздраженным взглядом и резко ответил:
- Можешь называть меня Муттен, остальное…
Эльфи, не дослушав, коротко выдохнула. Имя поставило все на свои места, словно кто-то щелкнул переключателем в памяти – она вспомнила, откуда и когда узнала про этого человека. Действительно шинровский офицер. И действительно его фото было в отчете… очень неприятное досье, в которое полностью вписывалось помещение, в котором она сейчас находилась.
- Муттен Кайлгейт… - девушка смотрела на собеседника широко распахнутыми глазами – Офицер гвардии, из богатой семьи, на данный момент сирота, проживает в Кальме… склонен к садизму и… - Эльфи прикусила язык, выдавать этому типу все досье, пусть даже в сильно укороченной форме, не стоило.
А досье они в свое время собрали хорошее. Тогда Фухито ещё делал вид, что занимается информацией и разведкой, и с помощью собранных данных (не только на Муттена, подборка была богатой), лидеры «Лавины» собирались подорвать доверие к армии. Начало полномасштабной информационной войны планировалось после операции в Кореле – но после Корела все пошло наперекосяк.
Тем временем Муттен стоял в молчаливом изумлении. Эльфи холодно усмехнулась:
- Вы думали, что про эти художества, - небрежный жест в сторону стен – Как и про кое-какие другие, неизвестно никому? Кстати, в котором из домов я нахожусь? Это Кальм или…
- Или! – рыкнул Муттен, приходя в себя – А теперь, девочка, послушай меня…
- Я не девочка, - тихо, раздельно произнесла Эльфи – И мы вместе не пили. Но я вас слушаю.

Лейтенант Кайлгейт раздраженно повертел в руках баллончик с усыпляющим газом. Выпустив короткую струю в лицо непокорной девицы, он благоразумно отошел к двери, чтобы не надышаться самому.
Когда ему пару дней назад по счастливой случайности угодили в руки некие… интересные сведения, касающиеся якобы мертвых лиц и их местонахождения, Муттен счел это подарком судьбы. Сейчас, когда задавленная ранее страхом ненависть к Шин-Ра рвалась наружу, воскрешение легендарной повстанки могло очень многое принести тому, кто вытащит её на политическую арену. Муттен хотел добром или угрозами убедить Эльфи работать на него… или хотя бы поделиться планами по восстановлению мира – их не могло у неё не быть. Что одно, что другое, могло сделать Муттена героем и привести к власти, к реальной власти, а не тем жалким подачкам, которые перепадали ему в армии! Девушка в ответ презрительно усмехалась и отвечала, что планы-то у неё были разработаны, но осуществить их Муттен не сможет, а работать с ним в паре она не будет ни за что – слишком уважает себя. С трудом держащий себя в руках лейтенант попытался задействовать хитрость – она открыто смеялась и говорила, что на столь очевидные провокации поддаваться не собирается.
И смотрела своими серыми глазищами, нехорошо так, словно выжидая момента для удара. Может, он и перестраховался с этим газом, не следует его слишком часто применять… черт с ней, пусть полежит на холодном полу, может, станет сговорчивей.
- Завтра поговорим по-другому, - вслух проворчал он, обращаясь к бесчувственной девушке – И лучше бы тебе, красавица, согласиться сразу.
«Хотя, какая там красавица – ни кожи, ни рожи, тьфу, одно название, что женщина».

Время тянулось бесконечно и мерзко, как тянется свежая жевательная резинка, прилипшая к подошве. И, как эта резинка, рано или поздно лопнет и события понесутся… Эльфи не строила иллюзий насчет своего плена – не уговорив добром, Кайлгейт попытается добиться своего силой. Что ж, к боли её очень хорошо приучили в нибельхеймских подземельях… но как же не хочется снова проходить через подобное! Сейчас Эльфи могла только сидеть и ждать. И она ждала, устроившись на краешке кровати, запустив пальцы под ошейник и слегка запрокинув голову – потолок был скучен, но не так мерзок, как остальная комната.
В комнате по-прежнему пахло усыпляющим газом. Он постепенно выветривался, и в сон не клонило, но мерзкий душок сохранялся – а кондиционеров здесь не было предусмотрено. Впрочем, запах газа хоть как-то перебивал «ароматы», которыми пропиталась вся комната и в особенности постель. Усиленное обоняние Эльфи их отлично улавливало, и мысли эти застарелые запахи вызывали самые мрачные. Конечно, ей случалось прятаться, а то и ночевать, в ночлежках, куда люди приходили на пару часов сексом заняться, и сам по себе накопившийся запах был противен, но терпим. А вот если к нему ещё и кровь примешивается…
- Ну так как, не изменила мнения?
Эльфи скосила глаза в сторону открывшейся двери:
- Почему оно должно было измениться?

«Понятно, почему… пол здесь каменный. И стены… тоже» - Эльфи старалась дышать глубоко и ровно, сосредоточиться на этом, отвлекшись от остальных ощущений – «Сволочь... лишь бы руки не покалечил, как я меч держать буду? Нашла о чем думать… живой бы… выбраться…» - дышать. Ровно. Глубоко. И спокойно – «Да нет, не убьет. Я ему… живая нужна».
Что он там говорит? Ох….
- Что… теперь… так плохо с женщинами? – прошептала она, стараясь незаметно вытереть бегущую из разбитой губы кровь – Я же… не в твоем вкусе, а?
- С женщинами хорошо, - до жути ласково промурлыкал Муттен – Но плохих девочек надо наказывать. Итак?
- Нет, - короткий выдох. Эльфи сжалась, собралась с силами, готовясь увернуться от неизбежного пинка и попытаться ударить… хотя все равно ничего не выйдет… но надо, надо попробовать!
Но пытаться не пришлось. Муттен с коротким ругательство обернулся к двери, в которую кто-то бешено забарабанил. Посетитель оказался на редкость настойчивым.
- Ну? – неласково поинтересовался Кайлгейт.
В ответ другой мужчина – Эльфи его от своей стены видеть не могла – что-то лихорадочно зашептал. Муттен оказался явно не в курсе её усиленных способностей, иначе вышел бы и комнаты и закрыл дверь, а так Эльфи, прислушавшись, смогла разобрать, о чем они говорят.
«Ага, Руфус жив… и в Кальме? Значит, не соврал, я во втором доме нахожусь…» - лихорадочно размышляла она.
- Значит, малышка, тебе повезло, - обернувшись через плечо, бросил Муттен – Но подумай над тем, что я скоро вернусь, и ты, возможно, уже не будешь мне так нужна!
Дверь захлопнулась.
- Руфус, ты попал… - пробормотала девушка, ползком добираясь до кровати. Пусть противно пахнет, но не такая холодная, как каменный пол.
«Да, если он попытается таким образом обработать Руфуса… тот будет юлить, как уж на сковородке, тянуть время… даже расскажет что-то, наверное. Кайлгейт за это время многое успеет» - Эльфи прикрыла глаза, пытаясь расслабиться. Больно, противно, холодно, и дальше будет ещё хуже… если, конечно, её не найдут и не спасут…

Она чувствовала, как невидимый таймер отсчитывает секунды. Удары сердца, дыхание, невнятные шорохи за дверью – для неё запущен обратный отсчет. И времени все меньше и меньше.
Про неё словно забыли. Дни проходили за днями – она отсчитывала их по времени, когда ей приносили еду – а Муттен все не появлялся. С Руфусом разбирается, не иначе. Но рано или поздно он вспомнит и о первой пленнице.
Какая жуткая расплата за несколько месяцев счастья. Эльфи лежала, свернувшись калачиком, и вспоминала все, что случилось с её спасения до нового плена. Первые два месяца боли и тревоги. Неимоверное, до слез облегчение, когда Ширс нашелся, живой. А потом Эльфи позволила себе какое-то время не думать о том, что будет дальше – ведь, чтобы делать хоть что-то, необходимо было сначала встать на ноги.
И вот теперь, когда она совсем было поверила, что впереди целая жизнь… Что её дело, хотя бы отчасти, закончено…
Шорохи за дверью стали отчетливей. Измученная девушка почти не обращала на них внимания – может, это её сторожа ходят, может, в подвале есть другая кладовка, и туда что-то несут. Муттен ходил не так, к тому же, у него все здесь есть, ни к чему что-то ещё тащить.
- Здесь, здесь она! – кто-то пронзительно взвизгнул за дверью.
Тихо неразборчиво ответил другой голос. Шум, словно что-то тяжелое, но мягкое упало на пол. Щелканье замка.
- Эльфи?!
Она распахнула глаза ещё до того, как её окликнули по имени. Узнала по ставшим различимым шагу, по дыханию, по самому присутствию.
- Эльфи!..
Ширс даже не пробежал через комнату, а пролетел двумя прыжками, рухнув на колени рядом с её кроватью. Глаза у него были сумасшедшие.
- Ты как?
- Я… терпимо, - чуть слышно выдохнула девушка, веря и не веря – Ни…. Ничего серьезного.
- Вижу, - сквозь зубы выдохнул Ширс, подхватив её под плечи и усадив на кровати. Ему хватило одного взгляда, чтобы заметить как то, что никаких серьезных повреждений действительно нет, так и не зажившие ссадины и синяки. На Эльфи вообще теперь все плохо заживало.
Больше он ничего не добавил, принявшись возиться с ошейником – Эльфи не разглядела, отмычки в его руках или ключи. Но в глазах парня светилось нескрываемое бешенство и жажда крови. А Эльфи вряд ли бы смогла усидеть, не поддерживай он её – голова кружилось, отпустившее в единый миг напряжение на прощание оставило по себе жуткую слабость.
- Сейчас, - лихорадочно шептал Ширс, возясь теперь уже с наручниками – Подожди… все! Теперь пошли отсюда.
- Отец…
- Да здесь он, на стреме стоит.
Заставлять идти измученную девушку Ширсу бы и в голову не пришло – он просто подхватил Эльфи на руки и вынес из комнаты, не глядя, переступив через чье-то тело. Эльфи не видела его лица, только чувствовала, как судорожно он дышит, сквозь зубы выталкивая воздух.
Встреться сейчас Ширсу Муттен – на жизнь последнего самый азартный игрок не поставил бы ломанного гиля.
- Мне ему… сказать надо…
- Выберемся из этого гнезда гадючьего, скажешь.
- Да…
Эльфи закрыла глаза, проваливаясь в полудрему. Дома. Конечно. Она все расскажет, и про Руфуса, и про Кайлгейта, и про его планы…
И плакать она тоже будет дома.


Название: Неудачный образец
Фандом: Final Fantasy VII Before Crisis
Герои: Ходжо, Эльфи, Фухито, нибельхеймский лаборант.
Тема: IV-6; 06. Это дело скверно пахнет
Объём: 1 387 слов
Тип: джен
Рейтинг: G
Саммари: Надо лучше следить за образцами, если не хотите получить… то, что заслужили.

По очередному вызову начальства один из лаборантов Нибельхеймской лаборатории шел с опаской. С утра прошла информация, что у Ходжо сорвался какой-то многообещающий опыт, а в таких случаях от него нагоняй получали все, и за дело, и просто так.
Лабораторные сплетни, как всегда, оказались верны. Глава научного департамента раздраженно перелистывал какую-то папку, привычно разговаривая с единственным достойным собеседником – самим собой:
- Немыслимо, просто немыслимо! Идеальные показатели подготовительной стадии… прекрасная приспособляемость организма… уникальная Материя… только зря её потратил! Ноль на выходе, полный ноль. Немыслимо! – Ходжо, наконец, заметил скромно застывшего у стола лаборанта – Это подшей в неудачные опыты по проекту «Материя», - ученый раздраженно захлопнул папку и сунул её в руки помощнику – Образец 13К на утилизацию. И Материю вырезать не забудь! Какое разочарование... – пробормотал он себе под нос, уже не обращая внимания на посторонних.

«Образец 13К» сидела в крохотной комнатке под замком. В комнатах-ячейках, предназначенных для двуногих «образцов», еле-еле помещались узкая кровать и унитаз. Об их комфорте никто не заботился.
Лаборант равнодушно рассчитал дозу усыпляющего яда, исходя из возраста, веса и проведенных «улучшений». Внутреннюю дрожь он перестал испытывать уже давно. Люди находились за стенами лаборатории, и там их можно было жалеть, им можно было сочувствовать и помогать, а здесь были только ученые и их подопытный материал.
Дверь с лязгом и скрипом открылась. «Надо будет смазать петли» - отметил про себя лаборант, осторожно заглядывая внутрь. 13К, в отличие от многих других, не утратила воли к жизни и желания сопротивляться. Может, из-за возраста? Некоторые дети не понимают бесполезность сопротивления и брыкаются гораздо дольше взрослых.
Образец под несчастливым номером сидела, сжавшись в комочек, на дальнем конце койки. На звук открывшейся двери она вскинула голову резким, птичьим каким-то движением. Имени у неё не было. 13К – и все. Имена остались за стенами лаборатории.
Маленькая худенькая девочка, лет одиннадцати от силы, подобралась и уставилась на лаборанта настороженными серыми глазами. Давно не чесанные, неровно обкромсанные темные волосы закрывали лицо спутанными прядями. Наверное, до лабораторий она была миленькой, но опыты и операции всю красоту съели.
- Кусаться не надо, - спокойно выговорил лаборант – Сегодня только один укол. Чем меньше будешь сопротивляться, тем быстрее все закончится.
13К ничего не сказала, только глаза расширились от удивления. С ней давно не разговаривали как с человеком, как с ребенком – она привыкла слышать одни только команды и обсуждения результатов опытов. Девочка помедлила, недоверчиво вытянула вперед руку – ладонью вверх, чтобы проще было добраться до вены. Лаборант мысленно перевел дух. Сработало, лишнего возиться с непокорным образцом не придется.
Закончив, засек время. Через полторы минуты голова девочки упала на грудь, через три она обмякла. Через пять лаборант пощупал пульс и встревожился – пульс был. А ведь к этому времени яд должен подействовать. Похоже, образец оказался более крепким, чем ему казалось. Подождал немного, и не зря – минут через семь-восемь слабое биение затихло. Лаборант поколебался, но решил не беспокоить остальных – легкое тело донести до морга не составляло труда. Вот потом надо будет позвать носильщиков. Не пачкаться же в крови…
Второй раз он пульс не проверил, а зря. Дефектная Материя призыва не собиралась так просто расставаться с новым носителем.

…Девочка, привычно съежившись, забралась под стол. Глупо думать, что её там не заметят, но кто объяснит это до смерти напуганному ребенку? Образец 13К сразу же узнала эту комнату. Самую страшную во всей подземной лаборатории. Даже страшнее операционных. Комнату, где заканчивали путь «неудачники», которую она пару раз видела мельком…
Она не понимала, почему жива, как случилось, что её не усыпили. Но зато прекрасно осознавала, что, если не успеет выбраться, ученые тут же исправят упущение. Разве можно ждать милости от этих монстров в человеческом обличье? Страшно было вылезать из-под казавшегося таким надежным убежищем стола, но девочка, закусив палец, осторожно высунулась и начала судорожно оглядываться в поисках пути к спасению. На дверь она не смотрела – лаборант был педантичен и, уходя, запер её строго по инструкции. 13К уже это проверила.
Недаром сказано – кто ищет, тот всегда найдет. Под самым потолком (к счастью, низким) она заметила замечательно широкий люк вентиляции. С древней откидной решеткой.

А лаборант, вернувшийся десять минут спустя, впал в панику. Мало того, что из закрытого помещения пропал образец… черт бы с ним, с образцом! Все равно её… утилизировать… Но Материя! Редкостная, бесценная Материя!
Да за такое Ходжо его самого в подопытные определит.
Лаборант судорожно сглотнул.
«Спокойно… она же и так была расколотой, второй осколок в сейфе лежит… значит, надо написать в отчете, что в процессе извлечения Материя рассыпалась крошкой и восстановлению не подлежала. Пусть обругает, зарплату урежет, к опытам не допустит – но хоть не убьет…».

Сутки спустя.
Фухито разочарованно опустил бинокль и печально оперся подбородком о ладони. Юный ученик Бугенхагена тайком от отца и Наставника добрался до Нибельхейма (не совсем тайком, просто… не сказал старшим, куда именно он пошел в поход) в надежде пошпионить за шинровскими учеными. Может, подглядеть что-то интересное. А может, накопать на них компромат, такой, чтобы весь мир возмущался!
Но мечты так и стались мечтами. На верхних этажах были только жилые комнаты ученых и обслуживающего персонала. Сама лаборатория располагалась где-то в подвалах. И пробраться туда… охрана заметит, убьет – и скажет, что так и было. Пятнадцатилетний парнишка наморщил нос и змеей отполз от края обрыва. За выступом скалы встал, тщательно отряхнулся и неспеша спустился вниз, к временному лагерю. В самом Нибельхейме он старался не мелькать. Людей из Каньона Космо в поселениях, основанных и подвластных Корпорации, не слишком любили.
…На ребенка он наткнулся, пройдя полдороги к лагерю.
Ребенок сидел под обрывом, в стороне от тропы – там, где тропа выходила на небольшую площадку, и от неё отходил поворот, ведущий вниз, к городу. Лохматое и замурзанное создание свернулось калачиком, словно пытаясь спрятаться между камней. Фухито растерянно остановился – когда он пару часов назад поднимался вверх, ничего подобного и близко не было.
- Эй? – неуверенно окликнул он ребенка – Эй, ты кто? Ты что здесь делаешь?
Существо не пошевелилось, и парнишка сразу же испугался, что он… или она? – не разобрать – уже умер. Превозмогая страх, подошел и осторожно тронул за плечо.
И сразу же убедился, что, во-первых, не умер, а во-вторых, это все-таки девчонка. Которая проснулась от одного прикосновения и шарахнулась, налетев спиной на камень. Но не заплакала, даже не скривилась от боли, а только выдохнула:
- Не тронь! – и зашарила рукой по земле, пытаясь нащупать камень. Какая-никакая, а самооборона.
- Вообще-то, не трогаю, - ответил сбитый с толку Фухито – Я спросить хотел – с тобой все в порядке? – окинул девочку оценивающим взглядом, под которым она съежилась ещё сильнее – Впрочем, вижу, что нет… Откуда ты?
Молчание и настороженный взгляд из-под спутанных волос.
- Что-то не так? – он начал о чем-то догадываться.
Во-первых, вид у девочки… не то, чтобы здоровый. Бледная вся, худущая, испуганная. Одежда – какие-то грязно-белые пижамные штаны, поверх них – подобие халатика. Босиком. А на груди халата Фухито, сощурившись, разглядел синий штамп «Обр. № 13К» и шинровский ромбик.
- Ты оттуда! – догадался он – Ты… сбежала из лабораторий?!
- Да! – то ли выдохнула, то ли всхлипнула девочка – Сбежала! Что, обратно вернешь?! Да? Вернешь ведь?
- Зачем в истерику впадать? – миролюбиво произнес Фухито – Никого я никуда не отдам. Пойдем, я тебя накормлю… - ещё раз окинул взглядом девочку – Вымою, что ли… - прикинул про себя, что для этого ручья и нагретой в котелке воды для начала хватит – А ты мне расскажешь, что с тобой случилось. Идет?
Девочка явно колебалась, потом тихо-тихо спросила:
- Ты меня правда ИМ не отдашь?
- Да нет же! Я их сам, что б ты знала, не люблю. Ну, пошли!

Девочка, наспех отмытая, причесанная и переодетая в запасную одежду Фухито (которая ей была раза в два велика), оказалась вполне симпатичной и смышленой. Только очень уж заморенной.
- Да… скверно пахнет это дело, - подытожил парень, выслушав её достаточно связный и толковый рассказ.
- Разве? – она уморительно втянула носом воздух.
- Нет-нет, я не про то, - с трудом подавил смех Фухито – Это такое выражение… ммм… образное. Означает, что творятся какие-то злые, скверные дела.
- Это правда… - прошептала она, опустив голову.
- Как тебя угораздило попасть в это?
- Не помню, - прошептала девочка, не поднимая головы.
- То есть? Совсем? Ничего?
Она помотала головой, так, что влажные волосы хлестнули по щекам.
- Но хоть как тебя зовут – помнишь? Откуда ты? Где твоя семья?
Снова молчаливое отрицание.
- Да… «запах» здесь ещё хуже, чем я думал.
- Но ты меня им не отдашь? – в голосе девчонки появились тоскливые интонации.
- Ни за что! – пылко ответил Фухито – И никогда! Я тебя заберу к нам, в Каньон Космо. Там тебя никто в обиду не даст, честно слово! А по дороге мы придумаем тебе имя, если ты своего не вспомнишь…

@темы: "Сто историй", Final Fantasy VII