Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:23 

Таблица сообщества "Сто историй" - столбец первый

Летописец Странников
Стань таким, каким ты не был - и останься тем, кем был. (с)
Название: ***
Фандом: Final Fantasy VII Before Crisis
Герои: Эльфи, Ширс и кое-кто ещё. ;).
Тема: I-1; 01. Счастье
Объём: 419 слов
Тип: джен
Рейтинг: G
Саммари: Пост-гейм, каким он мог бы быть.
Авторские примечания: В новелле «На пути к улыбке» появляется живой Верудо, что есть толстый намек на то, что и Эльфи жива. А Ширс – считайте это авторским произволом! :)

Ледяной декабрьский дождь монотонно стучал в окно. Эльфи провела рукой по запотевшему стеклу. Странно – вроде бы родом она, как выяснилось, из этих мест, но «настоящая зима», со снегом и морозами, ей больше по душе. Но такое тут случается редко... что поделаешь, зима в Грассланде – понятие относительное.
- Опять грустишь? – Ширс, сидящий рядом, первым не выдержал молчания. Ласково провел рукой по волосам, пытаясь утешить.
- Не знаю, - Эльфи в ответ слабо улыбнулась – Это не грусть… просто… - неопределенно пожала плечами – Просто меня иногда беспокоят не отданные долги.
Вздохнула и уткнулась лбом ему в плечо. Какие именно долги, уточнять не пришлось. Два с лишним года – слишком маленький срок, чтобы тот кошмар стерся из памяти.
- Ничего, - он продолжал гладить её по голове, по плечам – Я знаю, тебе тяжело вот так… ничего не делая… но мы что-нибудь придумаем. Обязательно. Только попозже, ладно?..
- Ладно, - Эльфи улыбнулась шире – Ну что, мужчины, посадили меня под домашний арест – и рады?..
- Хм… - Ширс взъерошил волосы любимой, обернулся к детской кроватке – Эй, ребенок, слышишь? Тебя домашним арестом обозвали!..
Из кроватки донеслось тихое повякивание. Эльфи затряслась от беззвучного смеха:
- Ширс! Прекрати! – простонала через силу – Мне смеяться больно!.. – добавила она, положив руку на живот. Туда, где под рубашкой скрывался не до конца заживший шрам от операции.
- Сильно? – встревожился он, отстраняясь и обеспокоено заглядывая в её глаза.
- Нет… но лучше не рисковать, правда?
Согласие Ширса осталось невысказанным, потому что вяканье из кроватки стало громче.
- Чего ты там… - проворчал молодой отец, вставая и заглядывая за бортик – Опять надул?
- Нет, - уверенно возразила Эльфи – Есть хочет.
За пару недель она научилась безошибочно разбираться в издаваемых сынишкой звуках. Мать есть мать, что ни говори. Даже если в недавнем прошлом она была воином и повстанцем.
Впрочем, сейчас бывшие враги и уцелевшие соратники узнали бы её не сразу. Внешне Эльфи изменилась не так сильно – по-прежнему худое лицо, обведенные тенями усталости и болезни глаза, встрепанные волосы… Но девушку преображал новый, внутренний свет. Особенно он был заметен тогда, когда она брала на руки сына.
Ведь теперь… она была жива, свободна, рядом с любимым человеком, а главное – все-таки самый главный долг больше на Эльфи не давил. И спасибо за это следовало сказать не кому-нибудь, а последователям её движения.
Ширс смотрел, улыбаясь, как она пристраивает у груди сынишку. Он и так не мог на неё наглядеться, а сейчас…
- Я просто хочу, чтобы ты была счастлива. И Феликс… для вас я все сделаю.
- Знаешь, Ширс, - Эльфи подняла на него смягчившийся, светящийся нежностью взгляд – Я уже счастлива.


Название: Запретное
Фандом: Final Fantasy VII Before Crisis
Герои: Эльфи
Тема: I-1; 02. Печаль
Объём: 404 слова
Тип: джен
Рейтинг: G
Саммари: Чтобы чего-то добиться, от чего-то приходится отказаться.

…Большинство людей ездят в Коста-дель-Сол отдыхать. Конечно, зачем же ещё ездить на самый популярный курорт Гайи? Но некоторые приезжают туда вовсе не для того, чтобы забыть о проблемах, а, наоборот, по делу. По секретному заданию. А некоторые – чтобы помешать тем, первым, исполнить это секретное задание.
Эльфи ходила из угла в угол небольшой комнаты в старом здании, снятом на самой окраине города. Из окон, если бы они не были занавешены жалюзи, было бы отлично видно море. И зеленую, веселую улицу, спускающуюся к берегу. Но туда лидер «Лавины» не смотрела – ей было не до моря. Девушка в сотый раз перебирала в уме план предстоящей операции. Время на подготовку оставалось – задуманный «подарочек» Туркам следовало преподнести в самом конце, когда они уверятся в успехе и расслабятся.
А пока… Эльфи выглянула в окно, осторожно раздвинув пальцами жалюзи. Её наблюдатель скоро должен был вернуться.
Но разведчика ещё не было, только по улице не спеша шла молодая семья – видно, возвращались с пляжа после утреннего купания, чтобы не поджариться на полуденном солнце. Веселые родители и двое детей. Эльфи прикусила губу и отвернулась. Хорошо, что в комнате она находилась одна, полную невозмутимость сохранять не надо.
Никто не знал, даже Ширс, даже Фухито, какая пронзительная и глубокая печаль охватывала Эльфи, когда она смотрела на детей. На чужих – всегда и безнадежно чужих… Она сама выбрала дорогу, понимая, что никто за неё не пройдет этот путь – и все равно не могла не сожалеть о том, от чего отказалась ради цели.
Нельзя лидеру повстанцев заводить семью. Нельзя даже показать свои чувства – Эльфи не имеет права так подставлять любимого человека… попробуй, покажи, что Ширс значит для неё нечто большее, чем просто заместитель и помощник! Да за ним сразу же охота начнется! И что уж говорить о детях, которых у неё, скорее всего, и быть-то не может. Её ещё в Каньоне Космо об этом предупреждали – но тогда Эльфи никого не любила, да и трудно ожидать от девчонки тринадцати-четырнадцати лет полного понимая этой ситуации. Сейчас она бы рискнула… она бы очень хотела попробовать… но нельзя. И со здоровьем все хуже и хуже.
Девушка отошла от окна, сбросила ботинки и легла на кровать, свернувшись в калачик. Ничего. Ещё день-два, вся эта плаксивость и печальная сентиментальность пройдут сами собой, вместе с сосущей болью в животе и противной ломотой во всем теле. А пока надо сдержаться, чтобы люди не видели, как их командиру плохо и грустно.
Только одна-единственная слезинка все же выскользнула из-под полузакрытых век, прокатившись по щеке и бесследно впитавшись в подушку.


Название: Папина дочка
Фандом: Final Fantasy VII Before Crisis
Герои: Эльфи-маленькая, Верудо
Тема: I-1; 03.Радость
Объём: 404 слова
Тип: джен
Рейтинг: G
Саммари: Радости случаются внезапно, даже если ты их ждешь.)
Авторские примечания: Да, Эльфи и Фелиция – это одно и то же лицо. :)

Вечер ещё не вступил в свои права, но солнце ощутимо клонилось к горизонту. Цвет солнечных лучей изменился, они стали более плотными, вещественными, прорываясь в окна четкими полосами и ложась на пол жаркими квадратами.
В одном из таких квадратов и лежала на животе Фелиция, болтая согнутыми ногами и поглаживая урчащего кота.
- Вряд ли он сегодня приедет, - грустно говорила она зверю – Мама сказала, у него работа сро-очная… серье-озная… секретная! – девочка вздохнула – А вот было бы здорово, правда, если бы папа вдруг приехал? Я по нему так соскучилась…
Она села, сгребла кота поперек живота и уложила к себе на колени. Кот гневно фыркнул, перебрал лапами и улегся на предложенном месте.
- Но, конечно же, он не приедет, - заключила девочка.
Фелиция рассеянно обвела глазами комнату, прикидывая, продолжать ли возиться с разнежившимся от ласки и тепла котом, или лучше пересесть в кресло, почитать. Она совсем было решила продолжать гладить мурлыку, как вдруг в сонную тишину весеннего вечера вплелся посторонний звук – по улице ехала машина.
Этот звук Фелиция ни с чем не могла спутать!
- Папа! – взвизгнула девочка.
Недоумевающий кот съехал с её колен на пол, вскочил, встряхнулся и припустил вслед за исчезнувшей за дверью хозяйкой.
- Папа приехал! – девочка, опередив выглянувшую из кухни мать, на бегу натянула сапожки, выскакивая на улицу.
К их коттеджу в центре Кальма как раз подъехала элегантная, лаково поблескивающая машина. Мальчишки в классе все обзавидовалсь, объясняя «глупой девчонке», что такая машина считается очень, ну очень крутой. Фелиции было все равно. На этой машине приезжал домой папа, а крутая она или последняя раздолбайка, её не интересовало.
Девочка нетерпеливо подскакивала на крыльце. Радость, яркая, как солнце, и пузырящаяся, как лимонад, переполняла её душу. Папа приехал, все-таки приехал! И, стоило ему выйти из машины, как Фел с радостным визгом сбежала с крыльца. А тот со смехом подхватил её на руки, как делал всегда.
- Соскучилась, котенок?
- Очень! – счастливо подтвердила девочка, и вдруг ахнула. Протянула руку и провела по щеке отца – Папа, что с тобой?
- Ничего, - улыбнулся Верудо – Все уже прошло.
- И не болит? Правда-правда?
- Конечно, нет. Если бы болело, разве меня отпустили бы домой?
- Это хорошо, что не болит, - в серых глазах девочки снова плескалась радость – Пойдем домой, мама нам вкусненького даст…
- Да, к тому же ты можешь простудиться, - Верудо удобнее перехватил дочку, махнул рукой сопровождающему и быстро поднялся на крыльцо.
Ценг, сидящий за рулем, смотрел на закрывшуюся дверь почти с завистью. Его дом остался далеко…


Название: Не твоя.
Фандом: Final Fantasy VII Before Crisis
Герои: Эльфи, Ширс, Фухито
Тема: I-1; 04. Жажда мести
Объём: 622 слова
Тип: ангст и гет. Он там есть, честное слово!
Рейтинг: R
Саммари: К чему приводит ревность

- Эльфи, ты уверена, что сможешь завтра участвовать в захвате?
- Уверена, - девушка расстегнула куртку, бросив её на сломанный стул, и присела на пенку, собираясь расстегнуть ботинки.
Ширс опустился на колени рядом с ней, перехватил руку и сам взялся за застежки.
- Ширс!
- Что «Ширс»? – парень грустно усмехнулся – Сиди уж… на тебя смотреть-то больно. Когда это закончится?!
- Не знаю, - сумрачно ответила она – Но, если завтра все получится…
- …То придется продолжать начатое, а потом найдутся ещё дела, и ещё, и ещё… - перебил Ширс. Отставил её обувь в сторону и начал бережно разматывать эластичные бинты на руках девушки – В таком темпе ты себя загонишь.
- Чем быстрее мы закончим, тем скорее я смогу отдохнуть, - Эльфи откинулась к стене, запрокинув голову и прижимаясь затылком к серым от времени и нагретым, не успевшим остыть доскам – Ширс… не уходи сегодня.
Его руки замерли, дрогнув.
- Не на всю ночь, - торопливо продолжила девушка – Просто… останься, ладно? И посиди после, пока я не усну. Мне так холодно…
- Бедная ты моя… - Ширс отложил перевязку в сторону и притянул Эльфи к себе, усадив на колени – Тссс, я с тобой, все хорошо…
Эльфи стащила с него бандану, запуская пальцы в русые волосы. Другой рукой обняла за плечи и прижалась крепче. Её тонкая майка и его рубашка не могли помешать ей чувствовать тепло любимого человека. Порой Эльфи совершенно по-детски начинало казаться, что эта болезнь Ширса боится и, как только он с ней остается, испуганно разжимает щупальца.
Как бы то ни было, сегодня она хотела согреться, и забыть хоть до утра о Шин-Ра, недостроенном корельском реакторе, назначенной на завтра операции… забыть обо всем, кроме любви. Иначе у Эльфи не хватит сил продолжать войну.

…Фухито смутно порадовался, что на дворе уже ночь, и на временной базе неподалеку от Корела спят все, кроме часовых по периметру. Ученый сильно сомневался, что смог бы удержать лицо на людях, а сейчас… сейчас его никто не увидит. Фухито медленно, старательно вдыхал и выдыхал, пытаясь успокоиться, но получалось плохо, и руки сами собой сжимались в кулаки.
Зачем ему так срочно понадобилась Эльфи, что он рискнул разбудить её посреди ночи, Фухито не помнил. Уже не помнил. Будить не пришлось.
Нет, если бы они разговаривали… или если бы Ширс просто сидел рядом со спящей… это ещё можно было бы объяснить, обмануть себя, но такое! Мало того, что этот мерзавец имел наглость Эльфи обнимать, усадив к себе на колени. Мало того, что он посмел целовать её, причем, недвусмысленно так, спускаясь по шее вниз… Так ещё она ничего не имела против!
Ученому казалось, что у него на сетчатке, как вспышка света, отпечаталась нежная, безмятежная улыбка Эльфи. Она в руках Ширса казалась такой… такой спокойной, такой счастливой… И останавливаться они, определенно, не собирались.
Как он посмел?! Как она могла?!!
Фухито с трудом сдерживал желание взять пистолет и рвануться обратно. Убить Ширса прямо сейчас. Отомстить этому бандиту за свою оскорбленную гордость, за то, что тот посмел протянуть руку к…
«Нет» - он с трудом взял себя в руки – «Не сейчас. Я ещё отомщу ему… да… обязательно отомщу!»
Оскорбленная гордость и жажда мести жгли ученого изнутри не хуже углей. Ведь это он нашел Эльфи! Он её выходил, воспитал из замученной девчонки лидера, довел до ума заброшенный Ходжо на полдороге опыт. И теперь его Эльфи, его лучшее творение, посмел присвоить какой-то оборванец из мидгарских трущоб! Фухито был достаточно умен, чтобы понять – они вместе не первый раз. Даже не второй. Они уже давно... и под самым его носом…
Ученый с яростью взглянул на оставленный дом, в котором ночевала их командир. Вошел он тихо, да и эти двое… они роту солджеров, под окнами марширующую, не заметят – если те не додумаются к ним вежливо постучаться.
«Ширс… узнаешь, как на чужое руки распускать! И Эльфи… она ещё узнает, как… как… уже недолго осталось».


Название: Семейный завтрак
Фандом: Final Fantasy VII Before Crisis
Герои: Эльфи, Ширс, Верудо
Тема: I-1; 05. Надежда
Объём: 344 слова
Тип: джен
Рейтинг: G
Саммари: Надеяться надо, даже если надежда кажется несбыточной – а вдруг!

Странно было просыпаться одному. Ширс сначала даже не понял, что его разбудило, привычно повернулся посмотреть, как там Эльфи – и сонная муть слетела с него в один миг.
Куда она ушла?!
Ширс вскочил, быстро одеваясь. Дальше дома Эльфи вряд ли подастся, но как-то спокойнее, когда знаешь, где она. Слишком велик был страх потерять её снова, слишком мало прошло времени… да, к тому же, Эльфи последнее время не слишком хорошо себя чувствовала.

Лестницу освещали слабые блики света, просачивающиеся с кухни. Ширс, стараясь не спотыкаться и не шуметь в полутьме, спустился вниз. Наверняка же она там, негде ей больше быть!
И точно, Эльфи обнаружилась на кухне. Взлохмаченная, сонная, девушка с невыразимым блаженством на лице хрустела соленым огурцом. Початая банка стояла перед ней на столе, рядом, на тарелке, красовался нарезанный черный хлеб.
- Ну, наконец-то! – ухмыльнулся Ширс – Поесть захотелось?
- Ага, - девушка ловко выудила из банки очередной огурчик – Хочешь?
- Да нет, ты ешь, ешь, - он присел напротив, любуясь то ли очень поздним ужином, то ли слишком ранним завтраком – Тебя что на огурцы потянуло? Никогда ж соленое не ела.
- Не знаю… захотелось вот.
«Да шут с ним, с соленым, главное – ест!» - отмахнулся странностей Ширс. За два дня до этого Эльфи вдруг пожаловалась на тошноту, и есть отказалась категорически – при одном виде съестного её начинало мутить. А теперь, выходит, все прошло - и это замечательно.
- Вся семья в сборе?
Парень обернулся – в дверях стоял улыбающийся Верудо.
Потом отставной Турк перевел взгляд на банку, изумленно приподнял брови, и очень, очень пристально посмотрел на дочь. Эльфи сглотнула:
- Что… не так что-то?
- Нет-нет, все так… - задумчиво протянул отец – Только утром мы поедем к врачу.
- Зачем? – Эльфи с трудом удержалась от того, чтобы шарахнуться к стене, и сжалась на стуле.
- Затем… вчера я ещё сомневался, но слишком много признаков сразу. Надо проверить.
- Что проверить? – влез Ширс.
- Да так… - туманно ответили ему – Не хочу обнадеживать, но…
- Но хоть намекни!
Эльфи переводила настороженный взгляд с одного мужчины на другого.
- Хорошо, - сдался Верудо – Намекну. Дедушкой стать я буду очень рад.


Название: Вернувшаяся
Фандом: Final Fantasy VII Before Crisis
Герои: Эльфи и парочка ОМП
Тема: I-1; 06. Сострадание
Объём: 2 167 слов
Тип: джен, элементы AU
Рейтинг: RG-13
Саммари: Мидгарский ужастик с хорошим концом…
Авторские примечания: Идея этого пришла задолго до того, как новеллу «На пути к улыбке» полностью перевели на русский язык. То есть, историю Руфуса и то, что Верудо живой, я знать не знала. Но Эльфи так хотелось спасти, так хотелось… Да, для модераторов – написано это давно, но нигде в сети не выкладывалось.

Ноутбук, сменивший не одни руки, нес на себе отметины бурно прожитого века. Эмаль по углам облупилась, на крышке остались следы то ли намертво въевшейся грязи, то ли пролитого растворителя, а на клавиатуре пара букв западала, по ним приходилось бить два-три раза. Неудобно, но отчего не потерпеть, тем более монитор и карта памяти были в отличном состоянии, а студенту-провинциалу, приехавшему покорять столичный университет, привередничать не рекомендуется.
Эрик Рельм привередой не был, а был типичным «ботаником». Тихий, спокойный и серьезный, его чаще можно было застать в университетской библиотеке, чем в развеселой студенческой компании. Преподаватели вечно ставили Эрика в пример остальным – но парень нос не задирал, оставаясь по-прежнему открытым и дружелюбным, поэтому явных врагов у него не было. Близких друзей, впрочем, тоже. Друзья в родном городишке остались, а здесь все некогда и некогда, учеба и учеба, подработка и разговоры с преподавателями – семь лет пролетело незаметно, доучившись до последнего курса, парень так ни с кем и не завел близких отношений. Да, приятелей было немало, особенно среди тех сокурсников, кому Эрик помогал в трудную минуту. Да, девочки в охотку строили глазки симпатичному, серьезному парнишке – но «бедного студента» больше интересовала учеба, чем вздохи при луне. Тем более подработка у него была на редкость неромантичная.
Пусть Эрик был неприхотлив, какое-то жилье ему нужно. А даже за комнатку в студенческом общежитии надо платить. Молодому парню надо хорошо питаться, и хоть иногда, но хочется отвлечься от учебы и куда-нибудь сходить. А для этого надо зарабатывать. У студентов Мидгарского медицинского университета было две возможности. Можно было пойти по проторенной другими дорожке и работать там, где не нужно высшее образование – курьеры, официанты, распространители всегда нужны, молодых и расторопных охотно брали на работу. Либо можно было попытаться пристроиться на работу в самом университете, но сюда уже брали не всех, а только тех, кто хорошо зарекомендовал себя в учебе. Зато не было никаких проблем с сессиями, а у кого-то и с практикой.
Студент вдохнул. На работу его взяли легко и без проблем, но скоро ему придется задумываться о месте, где проходить практику. Декан, ведущий их поток, к Эрику благоволил, и обещал помочь талантливому парнишке. Признаться, Эрик об этом мечтал – и о самой работе, и о том, чтобы, наконец, уйти отсюда. Потому что работал он в студенческом морге. «Анатомичке», как его называли на учебном сленге. Нет, он не боялся. Тому, кого при виде крови и мертвецов мутит, в медицине делать нечего, к тому же мертвые, они и есть мертвые, а бояться надо живых. Платили неплохо, и во время дежурств можно было посидеть за ноутбуком, просматривая нужный материал или готовя контрольные и курсовые работы. Дело было в другом…
…Ночью в институте было тихо и пустынно. Самый тот антураж для фильмов ужасов. Увлеченный написанием курсовой работы Эрик атмосферу, другому показавшуюся бы зловещей, игнорировал. Но и он невольно вздрогнул, когда его занятия прервал громкий стук в дверь. Сидел студент в комнате рабочего персонала, непосредственно примыкающей к «морозилке» - хранилищу. Заработавшийся парень не услышал, как открылась герметичная дверь, ведущая в основные помещения «анатомички».
- Эй, студент!.. – его напарник по ночному дежурству выразительно постучал по косяку – Отвлекись от высокой науки, работать надо. Нам материал привезли.
Эрик скривился. Его до сих пор коробило полное равнодушие старых работников к жизни и смерти. Для них мертвые были просто «материалом»…
- Ну, чего, чего рожи корчишь?
- Да ничего, - буркнул студент, потирая уставшие глаза – Надо же хоть чуть людей уважать.
- Люди, - тот выразительно хмыкнул – Это пока ты живой, ты человек, а как умер, так уже просто трупак. И вообще, - зевок – Когда ты в медицинской анатомичке приличных людей видел?
- Вот поэтому, - с чувством произнес Эрик, запирая дверь – Я никогда, ни-ко-да не стану патологоанатомом!
На второе же замечание напарника возразить было нечего. Приличные люди сюда, в самом деле, не попадали. Кому приятно знать, что его родственника разрежут на кусочки в исследовательских целях и после сожгут в крематории? И в руки студентов попадали неопознанные трупы из городских моргов, за которыми так никто и не пришел; бродяги из-под плиты и «преступный элемент», убитые во время очередной переделки ночной власти; те же преступники, но пойманные и осужденные на смертную казнь. В хозяйственности корпоративному правительству отказать было нельзя – там рассудили, что люди, ничего хорошего не сделавшие при жизни, после смерти могут принести пользу и послужить учебным материалом для будущих врачей и ученых. С одной стороны, это было справедливо, но с другой – Эрик никак не мог приучиться смотреть на людей, даже на мертвых, даже на преступников, как на «материал». Его научный руководитель ещё смеялся, когда парень изливал душу на этот счет: «Быть тебе, Эрик, вторым профессором Гастом. Добрейшей души был человек, жаль, что рано умер…». Эрик только робко надеялся, что с Гастом его сравнивают не из-за одних взглядов на жизнь – ведь профессор был ещё и гениальным ученым.
Вот и теперь…
- Да это же… Или меня глючит?.. – студент самым позорным образом остолбенел – Или это правда… он? – назвать по имени шефа самого зловещего шинровского департамента, про который гуляло не меньше мрачных баек, чем про Научный, было боязно.
- Он-он, - старший напарник, обычно воспитывающий Эрика в том духе, что «не пофиг ли тебе, кого притащили, приходуй и в холодильник», на этот раз не скрывал мрачного удовлетворения – Сколько веревочке ни виться … Допрыгался!
Турков мало кто любил, что в Мидгаре, что за его пределами. Как говорится, издержки профессии.
- Ё… а как это его и почему к нам-то?
- Ку-ку? – старший постучал по лбу согнутым пальцем – Рельм, ты с луны свалился или из реактора вынырнул? Мидгар который день на ушах стоит, а ты звездочки сидишь, считаешь?
- Ничего я не считаю, - обозлился Эрик – Учусь я, блин! У меня сессия на носу! Некогда мне…
- Ты, студент, в Мидгаре жить собрался?
- Ну, собрался…
- Так тебе совет, - старший стянул резиновые перчатки и нравоучительно продолжил – Смотри поменьше в книжки, а побольше – в телевизор, а то второе Небесное Бедствие пропустишь, хы-хы… Короче, приходуй материал, вон второй лежит, а я пошел.
- Второй? – безропотно уточнил Эрик.
Старший напарник часто практиковал подобное – свалить работу на безотказного студента и пойти «трепаться за жизнь» с ночными охранниками.
- Ну, вторая… - уже от двери пояснил старший – Террористку эту полоумную хлопнули, наконец, и тоже к нам…
«Террористку?» - Эрик любопытно сдернул шелестящий пластиковый мешок и, не сдержавшись, присвистнул. Про «Лавину» даже такие ботаники, как он, слышали. Про то, что у них лидер – женщина, тоже. Но увидеть подобное…
- Н-да, если это – террористка, то я, блин, наследник Сетра… - пробормотал студент себе под нос.
Эрик поймал себя на том, что, разглядывая перемазанное кровью и пылью лицо, мысленно перебирает симптомы… и с досадой тряхнул головой. Диагноз немного запоздал: пуля в голову, она не лечится. Девушку было очень жаль, как-то не сочетались это замученное создание и сводки новостей, в которых мидгарцев запугивали страшными и ужасными террористами. Парень стащил с убитой мешок, небрежно скатал и закинул в мусорный контейнер – после смены уборщики заберут и отправят на переработку… Вернулся, посмотрел, покачал головой. Тут же резать не надо, готовое анатомическое пособие. Кем бы она ни была, неужели женщину… девушку нельзя было просто похоронить? Она настолько не походила на обычную «клиентуру» анатомички, что больно было представлять, как её сначала вскроют, а потом сожгут – и пепел по ветру… Вот бомжей обоего полу и бандитов Эрик и выдавал, и сам на прошлых курсах резал куда спокойнее. А она… ну нельзя с подобными ей… так.
Парень вздохнул и решил, что начнет с Турка. Вот уж кто, сомневаться не приходилось, за свою жизнь всяких гадостей натворил. Его не жалко, а она… она пусть хоть какое-то время по-человечески полежит.
Эрик взял её за руку – уложить аккуратнее, и понял, что ему что-то не нравится. Потом сообразил. Когда «материал» привезли и передали, на обоих мешках были надписаны дата и время смерти. Но руки у девушки были хоть и холодные, но – гибкие. Не окоченевшие. А по такой погоде, да по прошествии такого времени… Студент подошел ко второму телу, осмотрел. Да, все правильно, труп как труп. Вернулся к девушке. Неживой холод чувствовался даже сквозь резиновые перчатки, но, с другой стороны, в летаргическом сне людей в старину часто с мертвыми путали! Эрик потянулся пощупать пульс и тут же обругал себя наивным идиотом. Какой может быть пульс, с такими-то ранениями?! Он повернул голову девушки, рассматривая рану. Аккуратная такая дырочка… Один выстрел в сердце, другой – в голову, контрольный. Хорошее у Турков табельное оружие. И стреляют они хорошо…

За время работы здесь «оприходование» Эрик затвердил до автоматизма, тем более работа была исключительно технической. Обработать свежий «материал», поместить тело в холодильник, убраться… Как бы сильно ни не хотелось переходить ко второму телу, как бы ни тянул Эрик, но никакой процесс не растянешь до бесконечности. Парень постучал по дверце только что заполненной ячейки, выбив нехитрый ритм. Ему внезапно показалось, что на него… смотрят. Померещилось чье-то присутствие.
«Да уж, правы ребята – тут либо железобетонную непробиваемость заработаешь, либо нервное расстройство. И я близок ко второму…» - мрачно подумал он. Лучше бы, конечно, поскорее закончить все это и забыть, свести в памяти к незначительному эпизоду в работе, одному из многих. Именно это Эрик и собрался сделать, отвернулся от стены хранилища, даже сделал пару шагов…
…Вот тут-то ему и вспомнились затасканные сюжеты ужасов из многочисленных кино и книг. Потому что взгляд и присутствие Эрику отнюдь не померещились. На него действительно… смотрели. Смотрела.
Девчонка, которая полчаса назад лежала мертвой! Девчонка с двумя смертельными ранениями!..
Первым побуждением Эрика было заорать и выскочить за дверь, побежать за старшим дежурным и охраной. И плевать, что его посчитают сумасшедшим. Пусть бы пришли, посмотрели и убедились, что ему просто-напросто мерещится. Но все-таки студент не первый год здесь работал, и в следующее мгновение смог взять себя в руки.
- Сп-покойно… только спокойно, - пробормотал он себе под нос – Я медик… будущий… а не истеричная девица-первокурсница… всему должно быть научное объяснение… А зомби не бывает в природе!
С такими самоуговорами парень медленно подошел к медицинскому столу. Чтобы убедиться, что зомби действительно не бывает, а бывший труп никакой не труп …
- Мать... моя честная женщина! – Эрик торопливо схватил девушку за руку, нащупывая пульс – Живая! Да она же живая!.. Эй?..
Девушка не ответила. Смотреть-то она на него смотрела, но взгляд был расфокусированный и мутный от боли, к тому же дышала она с заметным трудом, и пульс был очень слабым и неровным. Вряд ли она вообще соображала, кого видит и где находится. Может быть, это и к лучшему, ведь прийти в себя в морге на лабораторном столе – мало приятного.
Все-таки в Мидгарском университете специалистов готовили хороших. Да и сам Эрик был врачом по призванию. Он не стал ни впадать в прострацию, ни хвататься за голову, ни даже гадать, как такое вообще возможно. Последним можно заняться позже, а сейчас перед ним был человек, которому требуется немедленная помощь – и все отошло на второй план. Первым делом следовало хорошо осмотреть раны и понять, насколько они реально опасны. Эрик вытащил из кармана лабораторного халата очки, нацепил на нос – он, в отличие от большинства сокурсников и будущих собратьев по науке, страдающих близорукостью, был дальнозорок. Обычно он легко обходился без очков, но, если надо было что-то пристально рассматривать вблизи, приходилось их надевать.
А девушка, тем временем, начала потихоньку приходить в себя. Взгляд немного очистился, и она смогла рассмотреть того, кто стоял рядом. Лучше бы она этого не делала…
Эрик, занятый осмотром, почувствовал, как неожиданная пациентка слабо дернулась под его руками. Девушка смотрела теперь уже не куда-то в пространство, а именно на него, и студенту стало очень неуютно. В глазах девчонки отражался запредельный ужас, отчаяние… и ненависть.
- Тихо… тихо. Все в порядке, - голос слегка дрогнул, но Эрик взял себя в руки и заговорил уверенно, спокойно и доброжелательно, как их учили – Теперь уже все в порядке, тебя тут никто не обидит… пожалуйста, не вырывайся, я должен посмотреть. Иначе не пойму, от чего и как тебя лечить надо.
В ответ получил не то хриплый вздох, не то тихий всхлип. Вырываться она не стала, зато вся затряслась. От страха? От слабости? Эрик продолжил осмотр и почувствовал, что плавно сходит с ума. Когда её привезли, раны были именно ранами. Теперь от них остались лишь ссадины на коже, слегка кровоточащие. Скорость регенерации впечатляла.
Девушка пошевелилась и еле слышно прошептала что-то вроде: «…не он…».
- Что?..
- Ты – не он…
- Ценное наблюдение, - нервно хихикнул Эрик – Не знаю, кто это «он», но точно не я… тьфу!
«Спокойно, не впадай в истерику… черт, её ж нести придется…» - подумав, спрятал очки, потом наклонился и кое-как просунул руку ей под спину.
- За меня держаться сможешь?
Она медленно, словно в полусне, подняла руку и неловко вцепилась в воротник его халата. Раньше Эрику девушек на руках носить не доводилось, но все оказалось не так страшно – эта была совсем легкой, кожа да кости, до комнаты ночных дежурных Эрик дотащил её без труда.
До него постепенно начало доходить количество свалившихся на голову проблем. Воскресшую из мертвых надо было куда-то спрятать, как-то вымыть и переодеть в чистое… Впрочем, это как раз проблемой не было – о соблюдении трудовых норм в университете пеклись, душ для сотрудников здесь был, а одеть пока можно хоть в его сменный халат. Но спрятать, но накормить, но подделать документы, чтобы никому не пришло в голову искать пропавший «исследовательский материал»…
И все же – он это сделает.
«Наверное, я слишком недолго живу в Мидгаре» - думал Эрик, лихорадочно занося в компьютер ложную информацию – «И не до конца утратил сострадание…»


Название: Меченый
Фандом: Final Fantasy VII Before Crisis
Герои: Эльфи, Ширс, Фухито
Тема: I-1; 07. Застенчивость
Объём: 948 слов
Тип: джен
Рейтинг: G
Саммари: Немного о прошлом Ширса. ))

- Годится, - Эльфи оценивающим взглядом окинула небольшое помещение размером со среднестатистическую однокомнатную квартиру – Пока и здесь спать можно. Кому где постоянно жить, мы разберемся потом.
Ширс кивнул несколько смущенно – ещё не привык к тому, что теперь у Эльфи под «мы» понимался и он тоже. Что он не просто один из бойцов, а помощник, второй заместитель… Хотя, с другой стороны, Ширс гордился собой.
- Я – рядом с лабораторией, - категорически заявил Фухито, морщась – Здесь решать нечего.
- И не сомневалась… - девушка рассеянно кивнула, подыскивая место, куда бы пристроить свой меч. Не найдя ничего подходящего, отстегнула от пояса ножны и аккуратно положила оружие на широкий подоконник – Только сначала помещение под неё нужно в порядок привести.
Правда в её словах была, работы повстанцам предстояло ещё много. Комплекс зданий, затерянный в недрах мидгарских трущоб – то ли переехавший на Плиту институт, то ли тихо скончавшееся государственное учреждение – разваливаться не собирался, но захламлен был изрядно. К тому же выбирали место для базы «на вырост», с расчетом на то, что антишинровское движение будет расширяться, и возможности привести в порядок сразу все помещения не было, начинали с самого необходимого.
Отдельные комнаты для командиров Эльфи крайней необходимостью не считала. Кому-то другому это могло обойтись в шуточки определенного свойства и сплетни, но сказать, что в «Лавине» уважали свою молодую предводительницу – значит, не сказать ничего. Даже если кто-то что-то подумал, то не всерьез и, тем более, вслух не говорил.

…Полупустое помещение приобрело более-менее жилой вид. Один угол отвели под «кухню», организовав там стол из тщательно отмытого старого ящика, расстелили спальники, где кому приглянулось, словом, устроились на новом месте. И до вечера разбежались по делам – повстанцам редко выпадает возможность побездельничать.
Да и вечером они, не смотря на усталость, не сразу устроились отдыхать. Фухито сидел, положив на колени ноутбук, и что-то там просматривал, иногда хмыкая – то скептически, но гневно, то насмешливо. Наверное, очередные шинровские благоглупости в новостях читал. Эльфи засыпала над блокнотом, в котором пыталась что-то рассчитывать. Ширс, взваливший на себя техническую сторону приспособления старого здания под базу, сверялся с записями – что успели сделать, а что ещё предстоит. И то и дело посматривал на Эльфи.
- Командир… тебе бы спать лечь, - не выдержал он, когда девушка в который раз едва не ткнулась лбом в свой блокнот.
- Сейчас, - отозвалась Эльфи – Сейчас…
- И поесть, - пунктуально напомнил свежеиспеченный второй заместитель.
Эльфи вздохнула и отложила свои записи. Фухито метнул на него гневный взгляд из-за крышки ноутбука – ученый тоже никак не мог привыкнуть, что отныне о Эльфи заботится и беспокоится не он один.
Ширс его взгляд проигнорировал. Вытащив из полуразобранного рюкзака полотенце и чистую одежду, он с подчеркнуто независимым видом (Фухито снова наморщил нос и уткнулся в экран) пошел в сторону ванной комнаты.
Водопровод тоже был приведен в порядок на скорую руку и работать, как следует, не мог. Горячая вода сочилась еле-еле, плохо разбавляя холодную. Ширс от этого не слишком страдал – в трущобах далеко не всегда можно пользоваться всеми благами цивилизации, к холодной воде он привык. А ещё в трущобах редко встретишь людей с таким стремлением к личной гигиене. Мальчишке, едва попавшему под Плиту, из-за любви к чистоте сначала изрядно попадало от старших товарищей. Как только Ширса не пытались дразнить – и «чистюлей», и «маменькиным сынком», и «обмылком»… мальчишка в ответ на издевки не плакал, не отмалчивался, а кидался в драку. Не задумываясь о соотношении роста и веса. И дрался свирепо, насмерть, как маленький дикий звереныш – поэтому очень скоро количество желавших его дразнить уменьшилось. А потом такие вовсе пропали.
«Ах, черт!» - отмывшийся от строительной пыли парень мысленно ругнулся, когда обнаружил, что ни чистой майки, ни рубашки с собой не взял. Отвлекся, забыл…
Грязную одежду натягивать категорически не хотелось. Без рубашки выходить… Ширса даже спьяну нельзя было назвать застенчивым, но вдруг Эльфи его вид не понравится? Вдруг она что-то не то подумает?
«Да что со мной творится?! Что она может «не то» подумать…» - парень тряхнул влажными волосами, собрал вещи и решительно вышел из ванной. В конце концов, чего стесняться – обычная ситуация…
Поначалу на него действительно не обратили внимания Фухито успел не только выключить свой ноутбук, но и заползти в спальник – так что на возвращение второго помощника даже не обратил внимания. Эльфи сосредоточенно доедала бутерброд с сыром, глядя в стену, и свободной рукой ерошила волосы – думала о чем-то. Ширс тихо прокрался к своему спальному мешку и принялся копаться в рюкзаке в поисках чистой майки. Нашел, а надеть не успел – спиной почувствовал пристальный взгляд и обернулся.
Смотрела на него Эльфи. Улыбнулась немного виновато, отряхнула руку и подошла поближе.
- Кто это тебя? – тихо спросила она, взмахом руки указав на его левое плечо.
- Это?.. – Ширс сначала растерялся, а потом сообразил, на что она смотрит – А… да на разборке одной подставился по дурости. Давно дело было…
На той разборке Ширсу прострелили плечо. Вообще-то целились в сердце, но стрелок, на его счастье, попался косорукий. Пуля прошла навылет, и Эльфи разглядела второй шрам, со спины.
- Понятно… - задумчиво протянула девушка – А это? Тоже на разборке?
Она провела пальцем по другой отметине – длинной и неопрятной, тянущейся от левого соска наискосок вниз. Пальцы у Эльфи были прохладные и нежные… Ширс почувствовал, что лицо изнутри обдало жаром.
- Н-нет… поцапался... с одним… Я ещё подростком был тогда.
А противник был гораздо старше. Однако на окраине свалки Шестого Сектора закопали не Ширса, а того, другого.
- Вижу, - Эльфи кивнула, посмотрела в лицо второму помощнику и еле слышно рассмеялась – Не надо так краснеть, я же вижу, что шрамы старые, а свежих нет. Вот не думала, что ты такой… застенчивый!
- Я не застенчивый, – пробормотал Ширс под нос, торопливо натягивая майку – Я просто…
- Просто – что?
- Ничего! – окончательно сбился с мысли парень и отвернулся.
Он думал, что краснеть разучился давным-давно, а тут! И как Эльфи одним присутствием удается разбудить в нем давно забытые и, казалось бы, умершие чувства?..


Название: Путеводная нить
Фандом: Final Fantasy VII Before Crisis
Герои: Эльфи, Ширс
Тема: I-1; 08. Задумчивость
Объём: 649 слов
Тип: гет (а вы как думали?)
Рейтинг: G
Саммари: В соответствии с темой – размышления о жизни и судьбе.
Авторские примечания: В тексте использованы фрагменты песни группы Календарь – «Река» (альбом «Реки Богов», если кому интересно).

…Начинать с начала было тяжело. Тело, изломанное болезнью, напуганное, отказывалось подчиняться, но Эльфи такие трудности никогда не смущали. Сжать зубы и идти вперед – потихоньку, аккуратно, шаг за шагом… Девушку подстегивало смутное ощущение опасности, какое-то разлитое в воздухе тревожное предчувствие. Ни Ширс, ни отец ничего такого не замечали, но признавали, что ей, конечно, виднее.
Продвигаться вперед, шаг за шагом. С простейших ударов и блоков. С минимального времени. Пусть ушла прежняя сила, но ловкость, скорость реакции, мастерство, в конце концов, остались при ней!
«У меня получится. У меня все получится!»
Ширс, беспокоясь, все же не оставлял её на тренировках одну – садился на землю в стороне и присматривал. Эльфи не возражала, кто-кто, а Ширс ей не мешал никогда.

Руна Лагуз и солнечный свет… Я теку сквозь тебя, как река,
В неподвижности сонного дня открывая свой путь к золотым берегам.
Руна Эйваз и шаг через край – восьминогий прыжок в пустоту.
Я не вижу преград на пути, я соломинкой путь через бездну кладу.


Пока Эльфи, сосредоточенно хмурясь, танцевала с клинком на площадке, усыпанной прошлогодними сухими иголками с сосен, он смотрел на неё и думал о том, как впервые увидел эти тренировки. Воспоминания, раньше обжигавшие стыдом, теперь вызывали лишь горький смех – Богиня, каким же дураком Ширс раньше был…
Он прекрасно помнил, какими глазами смотрел на Эльфи первые недели, может, даже месяцы после того, как попал в «Лавину». Ширс без колебаний признавал её силу и право вести за собой, но ничего не мог поделать с восхищением и первой неловкой влюбленностью. В узел готов был завязаться, в лепешку расшибиться, лишь бы она на него как на мужчину посмотрела.
Ширсу надо было с боем вырваться из того угла, в который его загнала жизнь, выбраться из ямы и дойти до вершины. И он с привычной безрассудностью вырывался и шел.
Шаг за шагом – выбираясь на свет.

Вниз – то же, что и ввысь, только свет и поток!
Важен только шаг, непорочен исток.
Меч в твоих руках…. А в моих – только нить, путь следящая нить.
Не оглядываясь вспять, я теку – и меня не остановить.


В засушливых предгорьях Западного Континента Ширс видел, как змеи меняют кожу, видел и остатки сброшенной ими шкуры. Точно так же ему пришлось линять, преодолевая себя, становясь больше, чем был – и старая шкура слезала с его души вместе с налипшей на неё трущобной грязью.
Ширс поднимался над собой, с обреченностью сознавая, что не достоин. Желанная женщина в его глазах превращалась в земное воплощение Богини, оставаясь, тем не менее, собой. Чем дольше он рядом с Эльфи находился, тем яснее понимал, какое чудо им всем доверено. И это чудо надо было сохранить, хотя бы и ценой своей жизни. И продолжал подниматься – уже не для того, чтобы она обратила внимание, нет… Для того, чтобы быть достойным хотя бы стоять рядом – рядом с ней.
Мечтать о чем-то большем Ширс себе запретил. И со стыдом вспоминал себя-вчерашнего – да как он мог, хотя бы и мысленно, посягнуть на НЕЁ?! В те времена на риторический, извечный философский вопрос о смысле жизни парень только рассмеялся бы. Для него этот вопрос не стоял – он знал ответ.

Взять – то же, что и дать, и как прежде – ничья.
Струями воды пыл насытить огня…
Праздные слова – не мои! Я лишь нить, путеводная нить.
Не оглядываясь боле, теку, и меня не остановить.


- О чем задумался?
Эльфи устало присела рядом, на свернутое одеяло – все-таки вымоталась, забыла об осторожности – прислонилась щекой к плечу, нежно погладила его правую руку, исчерканную шрамами от кисти до локтя.
- О том, каким был глупым, - Ширс нежно поцеловал её в макушку – Не бери в голову.
Смешно – как только она запретил себе думать о ней, как о женщине, как получил все то, о чем отчаянно грезил в начале. И Эльфи давно уже не была смыслом. Она просто стала его жизнью. Не заслонила мир, а воплотила его в себе. Его мир. Его свет. Его любимая.
Ширс не раз досадовал на то, что слово «любовь» истерлось и затрепалось так, что неловко было называть им то чудо, что изменило его и его жизнь.
И все-таки – это была она.

Две сплетенные песни стихий.
Два ключа в нотном стане Богов.
Коли хочешь – дописывай нас, как стихи,
Как людей, как друзей, как врагов



Название: «Настанет день и час…»
Фандом: Final Fantasy VII Before Crisis
Герои: Эльфи, Ширс
Тема: I-1; 09. Растерянность
Объём: 744 слов
Тип: то ли гет, то ли джен, то ли вовсе флафф.
Рейтинг: G
Саммари: Что случается на тренировках
Авторские примечания: Название – да-да, это строка из песни. ;)

- Но тебе-то зачем? – растерянно пожал плечами Ширс, между делом растираясь полотенцем – Ты мечом всех разгонишь к едрене фене!
- Затем, - непреклонно отрезала девушка, аккуратно складывая на старую, с облупившейся краской скамейку куртку – Например, буду без оружия…
- Но ты ж все равно сильнее, - парень никак не мог понять, зачем Эльфи понадобились уроки рукопашного боя.
- А если на меня наложат замедляющее заклятие? – привела контраргумент она. Секунду подумала, кивнула – Кстати, хорошая идея! Чтобы реакция у нас была на одном уровне…
Эльфи сцепила руки перед грудью и замерла, сосредоточенно глядя в пространство. Ширс со вздохом отвел глаза от девушки, одетой только в широкие камуфляжные штаны и легкую белую майку. Куртка и меч лежали на скамейке, обувь стояла под скамейкой. Да, о том, чтобы взглянуть на неё, как… как на женщину, Ширс и помыслить не мог. Командир была для него единственным святым понятием в этой жизни. Оскорбить её подобными намеками он был не в силах. Но попробуй эти мысли до собственного тела донеси!
С другой стороны, подобное доверие душу грело.
- Не верю, что ты с рукопашным боем незнакома, - буркнул Ширс.
Эльфи метнула на него короткий взгляд из-под ресниц:
- Знакома. Но именно знакома, я не мастер. Пара уроков лишними не будут, – и снова сосредоточилась.
Ширс не успел ничего ответить – девушку окутала слабая, почти неразличимая взглядом дымка. Окутала и пропала. Эльфи с медленным выдохом открыла глаза, неуверенно повела плечами:
- Странное ощущение… словно под водой двигаешься…
- Э… слушай, командир, а Материю ты где прячешь?
- Нигде, - усмехнулась Эльфи – Она у меня не в экипировке, - девушка похлопала себя по запястью – А здесь, - указала на грудь. Внимательно посмотрела на окончательно растерявшегося второго заместителя и пояснила – Вживили мне её. Шинровские ученые.
- Вот гады! – с негодованием воскликнул парень – Это ты поэтому… лабораторным образцом себя называешь?
- Ага, - легко (знал бы Ширс, как ей эта легкость далась) ответила Эльфи – К тому же неудачным. Так, разговоры в сторону – приступаем!
…Приступили. Ширсу как-то удалось справиться со своим смущением, тем более даже в «замедленном виде» с Эльфи надо было держать ухо востро. Но вот справиться с собственной осторожностью ему не удалось. Полчаса спустя Эльфи, уже начавшая отходить от наложенного на саму себя заклятия, решительно прервала тренировку словами:
- Ширс, прекрати осторожничать!
- Да не могу я! – возмутился он – Я тебе повредить боюсь!
- Повредить. Мне! – Эльфи иронично подняла брови, взмахнула рукой – Ты-то должен знать…
- Знаю, - Ширс смущенно потер щеку – А все равно боюсь.
Девушка открыла рот, собираясь продолжать, осеклась и закрыла, так ничего и не сказав. Помолчала и несколько смущенно предложила:
- Давай ещё раз попробуем?
- Ну, давай… - ещё лучше Ширс знал, что, если Эльфи задалась целью, переупрямить её почти невозможно.

…Вечером, переделав все намеченные на день дела, Эльфи сидела в своей комнате, забравшись на кровать с ногами. Девушка машинально водила рукой по потускневшим от времени прутьям спинки кровати. Ей редко когда доводилось чувствовать себя такой растерянной. Пожалуй, последний раз такое было с ней, когда она только-только выбралась из Нибельхейма и не знала ни кто она, ни что вокруг происходит.
Сейчас Эльфи тоже ничего не понимала. Раз за разом она спрашивала – что с ней происходит? Она так упорно нарывалась на спарринг с Ширсом, надеясь разобраться с происходящим, но в результате только сильнее запуталась.
С Ширсом ей было хорошо, спокойно... надежно. Эльфи наконец-то поняла смысл старинной поговорки «как за каменной стеной». Причем на Ширса можно было положиться не только в деле, но и в жизни. Эльфи давно осознала, что прикипела сердцем к бывшему бандиту, но это не объясняло происходящего. Ведь Фухито ей тоже дорог и близок, не смотря на его скверный характер – но с ним она ничего подобного не чувствовала!
Девушка подтянула колени к груди, обхватила ноги руками. Ткнулась в них лбом. Мысли сами сворачивали на сегодняшнюю тренировку. Сильный он… и бережный. Ведь знает же, что Эльфи далеко не такая хрупкая, как кажется, что она намного сильнее его – а все равно боится навредить! Как же, оказывается, приятно чувствовать себя слабой и хрупкой, когда рядом сильный мужчина, готовый до последней капли крови тебя защищать. И теплый он. И красивый… очень…
Она вспомнила, как Ширс двигался, легко и свободно, словно перетекал из одной стойки в другую. Как бандану свою неизменную поправлял и убирал со щек прилипшие волосы. Как на неё смотрел, если думал, что Эльфи этого не замечает – с восхищением, тревогой и… и нежностью?.. По телу разлилось странное тепло, какое-то смутное томление, предчувствие... Эльфи съежилась сильнее.
«Богиня, что со мной?! Что происходит? Мне бы о деле думать, а я, как дура последняя… что это?!».


Название: Память
Фандом: Final Fantasy VII Before Crisis
Герои: Эльфи, Ширс
Тема: I-1; 10. Одиночество
Объём: 458 слов
Тип: ангст.
Рейтинг: G
Саммари: Даже когда все хорошо, иногда приходят воспоминания о том, что когда-то было очень плохо…
Авторские примечания: На радостях от сданного экзамена проснулась творческая активность. )) Только странная какая-то, меня в мрачняк потянуло…

Ощущение соленой влаги на щеках было непривычным. В молодости Эльфи плакала мало. Конечно, ей иногда хотелось чисто по-женски выплеснуть горе, напряжение или тоску в слезах, но лидер «Лавины» подобные проявления слабости безжалостно давила.
Ну что ж. Теперь она не повстанец, теперь можно и поплакать… Тихо, почти беззвучно всхлипывать, закусив палец – чтобы, не приведи Богиня, не услышали дети или отец. Они, конечно, ушли в сад, но вдруг вернутся за чем-нибудь.
Эльфи невольно улыбнулась сквозь слезы. Как был счастлив отец, когда она сказала, что дочку назовет Фелицией. А вот назло судьбе. Имя до сих пор служило у них камнем преткновения – отец то и дело порывался её так назвать, а Эльфи вздрагивала, она уже не воспринимала это имя как свое. Ну что ж, теперь у него есть, кого так звать…
Двое детей. Заботливый отец. Муж, который на неё надышаться не может. Возможность применить свои способности и опыт в деле. Казалось, что судьба задалась целью отдарить Эльфи за все страдания, дав то, чего она была лишена в юности.
…Но почему-то, когда прошлое приходит и с усмешкой заглядывает в глаза – помнишь меня? – с ним всегда оказываешься один на один. И воспоминания хватают за горло, мешая дышать, и слезы жгут глаза, и даже Ширса нет рядом, чтобы утешил.
А может быть, и хорошо, что сейчас она одна. Ни Ширс, ни отец бы не поняли, узнай они, по кому плачет Эльфи. Фухито для одного из них изначально был врагом, для другого – соперником, одна Эльфи помнила его другом. Молодым парнишкой с огнем в глазах, который, можно сказать, вернул её к жизни после Нибельхейма.
«Когда ты успел так измениться? Почему я не заметила вовремя? Или замечала – но не хотела верить? И почему ты молчал, когда… ведь все могло бы быть иначе. Неужели бы мы вместе не разобрались…»
Для неё Фухито умер не в Мидгаре, когда, после воссоединения Материи, Ширс и Турки, забыв вражду, пытались остановить призыв. В Кореле – когда предал, когда не совладал с безумием.
Хотя…. Тот Фухито, которого она могла назвать своим другом, умер ещё раньше.
«Я виновата. Я его не сумела спасти. Больше никто. Если бы вовремя заметила, если бы поняла, если бы…»

Скрипнула дверь. Эльфи торопливо вытерла лицо – нелепая попытка, как будто так не будет видно, что она плакала – и обернулась.
- Что с тобой?.. – ахнул Ширс, в два шага оказываясь рядом с ней и обнимая за плечи – Почему… обидел кто?
- Нет, - Эльфи, снова не сдержав слезы, прижалась к мужу – Просто… просто… мертвого человека вспомнила.
Ширс ничего не стал спрашивать. Только обнял крепче. Как хорошо, что он вернулся не завтра утром, как обещал, а сейчас.
Эльфи блажено прижалась мокрой щекой к его плечу. Что за глупости приходят в голову в минуты отчаяния. Как будто, пока Ширс жив, она может остаться одна! Он всегда будет рядом. И защитит от всего. Даже от воспоминаний.

@темы: "Сто историй", Final Fantasy VII

URL
   

Библиотека Хрустального Замка

главная